Международные финансовые институты предупреждает, что коронавирус надолго понизит уровень жизни человечества и что для компенсации убытков экономики, возможно, придется повышать налоги на богатых и компании. Пандемия, говорится в первом среднесрочном прогнозе МВФ, оставит «шрамы» в виде сильного сокращения рабочих мест, скачка банкротств и приведения целых секторов экономики в нерабочее состояние. При этом МВФ дает неутешительные прогнозы по перспективам национальных экономик. В частности Международный валютный фонд (МВФ) на фоне распространения коронавируса COVID-19 прогнозирует спад экономики Азербайджана в 2020 году на уровне 4%, отмечается в октябрьском обзоре мировой экономики World Economic Outlook. В апреле 2020 года МВФ спад ВВП Азербайджана в текущем году прогнозировал на уровне 2,2%.
Что касается Армении, то, согласно новому прогнозу Международного валютного фонда, в 2020 году ВВП Армении сократится на 4,5%. В то время как в предыдущем прогнозе фонда (опубликованном в апреле – ред.) отмечалось, что армянская экономика сократится всего на 1,5%. Об этом говорится в том же отчете от МВФ. Также отмечается, что в следующем году экономика Армении вырастет на 3,5%. Но это на 1,3-процентных пункта меньше по сравнению с предыдущим прогнозом. Прогнозируя, что инфляция в этом году замедлится до 0,9%, фонд ожидает, что в следующем году рост цен в Армении составит 2%.
Хотя данные вышеуказанной влиятельной финансовой структуры сразу под сомнение ставить не стоит, тем не менее, воспринимать ее прогнозы как истину в последней инстанции - тоже неверно. Масса примеров тому, когда индексы МВФ, как и многих других финансовых институтов, были далеки от реальности. А в нынешний период, когда пандемия диктует свои правила игры, тем более говорить о точности в прогнозах не приходится. Да и вообще, не до конца понятно, на чем основываются данные Международного валютного фонда относительно перспектив развития национальных экономик. Почему в МВФ решили, что экономика Армении вырастет в следующем году на 3,5%? Разве существуют какие-то серьезные предпосылки к такому росту? Если они есть, то нужно было обнародовать их. Экономика Армении по большому счету, если можно так выразиться, «дотационная» и во многом зависит от внешних акторов - в данном случае от финансовой подпитки со стороны армянских зарубежных диаспор и финансового донорства ряда иностранных государств. За счет вложения инвестиций этими группами и удается держать экономику этой страны на плаву. Но так как коронавирусный кризис ударил по всем, то понятно, что прежних денежных вливаний в экономику этого государства не будет. Экономика Армении деградирует, и заявления о ее росте в три с половиной процента не выдерживают никакой критики, пусть даже они звучат из уст представителей МВФ. Но это так - к слову, а точнее, к тому, что и МВФ ошибается в своих прогнозах. А в целом фонд ничего нового по поводу ситуации с экономиками не сказал. Невозможно обеспечить устойчивый рост таких маленьких и зависимых от многих факторов экономик в условиях катастрофического падения всей глобальной экономики.
Тот же МВФ констатировал не раз, что мировая экономика впала в рецессию, которая будет хуже мирового финансового кризиса 2008-2009 годов. А безработица в США достигла максимума со времен Великой депрессии. То есть экономическая депрессия охватила не только Америку, но и ЕС, Японию, Китай и Россию. Речь идет о самых мощных мировых экономиках. Так что стоит ли удивляться снижению экономики Азербайджана? Это естественное явление в нынешний период стагнации глобальной экономики.
С другой стороны, нельзя забывать и о нефтяном факторе, который сильно влияет на положение дел в нашей экономике. Турбулентность нефтяного рынка пагубно сказывается не только на экономиках нефтедобывающих стран, но и импортерах «черного золота». Стабильность нефтяных котировок зависит и от тех, и от других. Невзирая на то, что нефть еще долго будет являться своего рода барометром развития экономик нефтеносных государств, однозначно необходимо стремиться снижать зависимость от «черного золота».
Справедливости ради отметим: правительство Азербайджана работает в этом направлении. Скажем больше: уже есть успехи на этом поприще. ВВП нашего ненефтяного сектора растет. Увеличивается и экспорт ненефтяного производства, хотя не так, как хотелось бы. По меньшей мере, когда в апреле этого года цены на нефть «ушли в минус», экономика Азербайджана, его финансовая система выдержали этот удар. Это в том числе результат относительной дееспособности ненефтяных отраслей. Правда, почивать на лаврах в этой связи все же не стоит. Ненефтяные сферы производства неспособны заменить собой нефтяную отрасль. «Нефтянка» продолжает формировать бюджет нашей страны. Одной из причин тому является то, что после повышения цен на нефть некоторые чиновники в эйфории от потока нефтедолларов в страну напрочь забывают о развитии ненефтяной сферы. Это - недопустимо.
Впрочем, при всех положительных тенденциях, которые наблюдаются у нас в ненефтяных секторах, цены на потребительском рынке все же не удалось удержать. Цены, особенно на товары первой необходимости, все лето росли, соответственно увеличивалась инфляция, а манат (даже при определенной стабильности его курса к доллару) продолжал обесцениваться.
Однако очевидно, что в основном происходит искусственное взвинчивание цен (ведь сговор монополистов и других дельцов от потребительского рынка никто не отменял), а с этими явлениями можно бороться. Было бы желание или политическая воля - как уж тут хотите.


А.МАМЕДОВ

.