Ввиду отсутствия кинопремьер, закрытия кинотеатров из-за карантина многие ждут иного типа фильмов. Эти краткие документальные фильмы (если можно их так назвать) выпускает Служба государственной безопасности. С периодичностью примерно раз в пять дней они выпускают краткие сюжеты об очередных арестах по подозрению в коррупции и взяточничестве. Последний сюжет был связан с Министерством культуры.
Обычно сотрудники СГБ проводили операции в регионах, а в этот раз они решили далеко не ехать и отправиться прямо в бывший Дом Советов и выяснить чем же занимается Минкультуры. В результате были задержаны замминистра культуры, глава Службы при Минкультуры и т.д.
Представители Министерства культуры довольно подробно разъяснили коррупционные схемы и схемы откатов. На этих деталях, хотя и незаметных для большинства зрителей, можно сформировать определенное представление о коррупционной системе в Азербайджане.
Кроме откатов на строительстве или расходах на канцелярские материалы, которые применяются сплошь и рядом, в Минкультуры применяли еще одну довольно интересную схему. Так, во второй половине 2017 года неожиданно стало известно о том, что учителя музыкальных школ Баку недополучают заработную плату. Они начали массово (правда, большей частью анонимно) жаловаться в СМИ по данному поводу. И тогда Минкультуры оправдывалось тем, что в фонде не хватает средств и что выплаты произойдут в 2018 году. Но и этого не произошло. Минкультуры опять оправдывалось тем, что в результате реформ в его фонды заработной платы не было перечислено достаточно средств, обещав погасить задолженности через месяц. Ввиду того, что шум утих, видимо, все-таки часть средств была погашена.
И вот в июне 2018 года был назначен новый заместитель министра, в чью курацию входили и музыкальные школы (правда, он отвечал по большей части за региональное развитие). Теперь вопросы по поводу музыкальных школ в регионах перешли к нему. И как мы поняли из сюжета СГБ, он, в отличие от своего предшественника, решил данную проблему довольно эффективно. Во всяком случае жалоб от почти 3-тысячной армии учителей музыкальных школ мы более не слышали.
А что же за схему они создали? Кстати, следует отметить, что данная схема была раскрыта еще Счетной палатой в 2018-2019 годах, когда осуществлялся аудит деятельности различных региональных управлений Министерства культуры. В аудите, опубликованном в те же годы, подробно об этом пишется. Почему тогда это не послужило основанием для возбуждения уголовного дела, – остается лишь догадываться. Согласно сообщению Счетной палаты, в ряде музыкальных школ заработные платы различным педагогам были начислены неправильно, не в соответствии с утвержденными тарифами. И если обычно у нас любят платить меньше, то в данных случаях было, наоборот переплачено. Одновременно, несмотря на совпадение часов в общеобразовательных и музыкальных школах, уроки формально были «проведены», и за них тоже получили заработную плату. Интересно, что в шушинских музыкальных школах, которые на тот момент относились к Сумгайытскому региональному управлению Минкультуры, педагоги также получили начисления за работу в «тяжелых условиях». Под тяжелыми условиями в случае Шушинского района подразумевается работа в горном районе, но где эти горы вокруг Сумгайыта, – непонятно. В целом, по данным Счетной палаты, лишь в Сумгайытском региональном управлении Министерства культуры превышение заработной платы над реальной составило 45 026 манатов. Только за 2018 год сумма составила 26,3 тыс. манатов. То есть именно столько было дополнительно оформлено, когда в реальности в соответствии с тарифным расписанием не должно было быть. И это лишь по Сумгайытской зоне. А сюда относятся 24 музыкальные школы (относящиеся непосредственно к Сумгайыту, Абшеронскому, Хызынскому, Шушинскому, Зангиланскому и Губадлинскому районам).
Всего в музыкальных и художественных школах региона на конец 2018 года было занято 1685 педагогов. Они преподавали на тот момент 6 478 ученикам. И совокупный ежемесячный фонд заработной платы педагогов составлял 496 798 манатов. Получается, примерно 5% данного фонда были непонятными доначислениями. И как следует из сюжета СГБ, именно данные средства уходили в виде коррупционных отчислений. Как сообщил глава Сумгайытского регионального управления, ежемесячно он приносил замминистра 12 тысяч манатов (из общей суммы в 63 тысячи по стране). Видимо, остальные 12 тысяч манатов оставались на месте и распределялись по иному пути. Тут стоит понимать, что согласно данным Счетной палаты, правонарушения были связаны не только с заработными платами, но и отпускными, и непонятными перечислениями в разные фонды (к примеру, даже без письменного разрешения учителей в непонятные фонды было перечислено 59,4 тыс. манатов).
Также в сюжете было сообщено о коррупционной схеме вокруг закупок канцелярских принадлежностей и ремонта. Согласно данным Сумгайытского регионального управления, в 2018 году на ремонт было затрачено 111,8 тыс. манатов, а на закупку канцелярских принадлежностей (чтобы обойти тендерное законодательство, это было сделано два раза) – 68,6 тыс. манатов. 20% от этих сумм (с учетом НДС) делает примерно 30,5 тыс. манатов, что также немало для одного управления. А если сюда добавить закупки инвентаря, оборудования (они умудрились оформить закупку пианино как машины) и т.д., то получится как минимум сумма еще в 200 тысяч манатов. В совокупности, видимо, такими путями уходило до 500-600 тысяч манатов (и это еще не считая инвестиций в строительство, которые и вовсе распределяются непонятным путем).
В итоге лишь в одном управлении только на музыкальных школах был выявлен факт коррупции на полмиллиона (при общегодовом бюджете в 10 млн. манатов). Представить, каковы эти объемы в сферах, где крутятся сотни миллионов, – довольно сложно.
Продолжится ли борьба с коррупционерами и казнокрадами? Будем ждать новых роликов от СГБ…


 Т.МАШАЛЛЫ

.