Экономисты не верят в перспективы долгосрочных прогнозов 

Тема покупки и продажи американской валюты, в которой азербайджанцы по-прежнему видят хороший потенциал для сохранения денежных средств, сейчас актуальна как никогда. Несмотря на снижение общественной тревоги, связанной с пандемической ситуацией в мире, динамика курса доллара в мире остается нестабильной. 
Международное агентство Fitch дает прогноз по манату, учитывая влияние глобальных тенденций на Азербайджан и расходы страны, но все будет зависеть от решения правительства и ЦБА, считает в исследовательских кругах. Азербайджанский манат, по сравнению с национальными валютами соседних стран, продолжает сохранять стабильность. По мнению аналитиков агентства, средний курс маната к доллару в текущем году составит 1,7 маната за 1 доллар, в 2022 году - 1,75 маната, в 2023 году - 1,83 маната, в 2024 году - 1,93 маната, а в 2025 году - 1,98 маната за один доллар США. В то же время Fitch прогнозирует средний курс маната к доллару на уровне 2 маната за один доллар на период 2026-2030 годы.
Однако, по мнению местных аналитиков, прогнозировать курс маната несколько сложно. «Fitch дает такой прогноз, учитывая влияние возможных глобальных тенденций на Азербайджан, а также расходы страны. Валютный режим у нас административно регулируемый. В предыдущие годы Центральный банк АР объявлял о переходе к плавающему режиму, но этого не произошло», - сказал по этому поводу экономист Натик Джафарли.
Между тем доллар США ускорил рост по отношению к большинству валют. Поддержку «американцу» оказали превзошедшие прогнозы статданные по рынку труда США и новость о принятии пакета стимулирующих мер объемом $1,9 трлн., при этом опасения в отношении инфляции ослабли, отмечают эксперты DailyFX.com.
Однако эксперты UBS Global Wealth Management отмечают, что евро может укрепиться к доллару в ближайшие месяцы на фоне восстановления мировой экономики и мягкой денежно-кредитной политики Федеральной резервной системы (ФРС) США. Рассчитываемый ICE индекс, отслеживающий динамику доллара относительно шести валют (евро, швейцарский франк, иена, канадский доллар, фунт стерлингов и шведская крона), растет на 0,5%. Более широкий WSJ Dollar Index прибавляет 0,4%. 
По словам депутата Милли Меджлиса Вугара Байрамова, евро принялось дешеветь к американской валюте. «Если раньше, чтобы купить 1 евро, требовалось заплатить $1.20, сейчас обменный курс в паре евро – доллар упал до $1,18 за единицу валюты Евросоюза. Кроме того, американская денежная единица укрепилась ко всем мировым валютам. После недавнего обвала турецкой лиры, началось удешевление к доллару российской валюты. И если еще неделю назад доллар стоил 72 рубля, сейчас курс доллара на Московской бирже превысил отметку 76 рублей», - сказал он.
Но несмотря на некоторый рост доллара, связанный с доходностью облигаций, по сути, правительство США, государственный долг которых уже превышает $27 трлн., печатает больше денег. За время коронавирусных локдаунов правительство одобрило выделение финансовых средств для стимулирования экономики в размере $4,8 трлн., что в целом запустило маховик инфляции и падение доллара к сырью – нефти, золоту, продовольствию. 
На взгляд иных аналитиков, даже торгуя за доллар, его нельзя использовать как средство хранения, потому что за прошедшие с начала мирового финансового кризиса 12 лет его покупательная способность сильно упала, это инфляционный доллар. Резервировать в долларах – значит брать на себя американскую инфляцию. Получили доллары – постарались от них избавиться, советуют в экспертных кругах. Однако ситуация с резервной валютой не отразится на валютной паре манат-доллар, пока соответствующее решение не будет принято главным банком страны, уверены опрошенные нами экономисты. 
Впрочем, Центробанк АР еще осенью позапрошлого года сообщил о невозможности перехода на плавающий валютный курс в минувшем году, анонсировав недостижимость соответствующей цели стратегической дорожной карты развития финансовых рынков и собственных заявлений о свободном плавании маната, которые главный банк делал на протяжении 2015 – 2016 гг. Ведь если учесть, что плавающий курс означает исключительно рыночную природу формирования котировок денежной единицы, невмешательство денежных властей страны в позиции национальной валюты и отсутствие каких-либо финансовых интервенций, в нашей ситуации это не представляется возможным. 
Поскольку нет того количества независимых игроков рынка, представленных на зарубежных и внутренних рынках и стимулирующих валютный обмен и спрос на валюту внутри страны. Всего этого нет в Азербайджане, где предложение исходит исключительно от Государственного нефтяного фонда, а спрос диктуют коммерческие банки. А ведь для рыночного валютного курса нужна либеральная экономика, отрытый рынок и реально работающий рынок ценных бумаг.

Т.САМОЙЛОВА
.