Не откроем секрета, если скажем, что центробежные процессы в ЕС еще не достигли своего дна. То есть споры, разногласия, взаимная критика между странами сообщества еще продолжаются, а к чему они приведут в конечном итоге - можно только догадываться. Европейский союз, следует признать, уже давно перестал быть единым механизмом в принятии даже самых важных для Европы решений. А обсуждения по бюджету Европейского союза проходят чуть ли не в чрезвычайных условиях. Накал страстей зашкаливает. Некоторые страны союза, посчитав себя ущемленными в распределении финансовых средств, угрожают чуть ли не выходом из этой организации. А что касается сегодняшних проблем - таких, как борьба с пандемией, включая вакцинацию населения, или санкции против России, то тут вообще начинается прямо-таки настоящий раздрай.
Совсем не зря многие из членов ЕС до сих пор лишены возможности приобрести вакцины, которыми, к примеру, уже давно пользуются в Германии, во Франции, в Голландии, да и в Англии, пусть даже она уже не является членом этой структуры. Поэтому появилось огромное желание у этих государств приобрести российскую и китайскую вакцины. Другими словами, дискриминация в европейском союзе налицо. Правда, она не сейчас началась. Концепция Европы «двух скоростей», которую недавно поддержала и канцлер Германии Ангела Меркель, хотя и преследовала цель повышения эффективности ЕС, тем не менее превращается в своего рода его могильщика. Именно с принятием этой концепции обнажилась дискриминация в отношении стран новой Европы. Как бы ни старались это скрывать в Берлине, Париже, Брюсселе и Гааге, но страны-члены ЕС, такие как Польша, Словакия, Венгрия, Чехия и прибалтийские республики, для них стали не столько «второскоростными», сколько второсортными. Такое положение дел не может устраивать последних, а потому любые решения Брюсселя рассматриваются странами новой Европы через эту призму - соответственно отсюда скандалы и угрозы объявить свой национальный Брексит.
А между тем разборки между Европейским союзом и покинувшей как будто бы уже единую европейскую семью Великобританией не утихают. Страны Европейского союза прибегнут к санкциям в отношении Лондона в случае несоблюдения им торгового соглашения после Брексита. Об этом заявил госсекретарь при МИДе Франции Клеман Бон. "У нас есть юридическая процедура, которая может привести к санкциям в случае нарушения Великобританией соглашения", - сказал Бон в эфире телеканала BFM Business. 
По его словам, "меры воздействия могут быть применены в случае невыполнения обязательств, касающихся Северной Ирландии и прав в области рыболовства».
Все мы знаем, что к подписанию торгового соглашения Брюссель и Лондон шли очень долго. А все потому, что много было проблем, которые считались до поры до времени нерешаемыми в принципе. В частности, вышеупомянутые обязательства по Северной Ирландии. Однако соглашение все-таки подписали. Но эти-то проблемы в ходе переговоров остались нерешенными. Надежда на то, что они в ходе осуществления намеченных планов по торговле сами собой рассосутся, не оправдались. Одно дело подписать, а совсем другое - реализовать договоренности на практике. Но никто и не говорил, что будет легко на этом пути. Сам процесс выхода из ЕС Великобритании оказался намного сложнее, чем предполагалось ранее - вот в чем загвоздка! То, что выполнение торгового соглашения будет ухудшать и без того непростые отношения Лондона и Брюсселя, было ясно изначально. И это уже не первый раз, когда звучат угрозы введения санкций в адрес Великобритании.
Зная некоторую подноготную этнической составляющей во взаимоотношениях Англии, с одной стороны, и Франции с Германией - с другой, могу сделать вывод, что даже такая, казалось бы, мелочь, как озвучивание от имени ЕС требований к Англии, немаловажна в реакции Лондона на эти претензии. Если какое-то недовольство действиями Великобритании (и не только по торговому соглашению) высказывает посредством ЕС представитель, предположим, Румынии, то это может восприниматься в Лондоне спокойно. Но когда то же самое сделает представитель Франции, то это вызывает бурю негодования не только на Даунинг-стрит и в британском обществе, но даже в Букингемском дворце. А здесь госсекретарь при МИДе Франции пугает или даже шантажирует Туманный Альбион ограничениями из-за Северной Ирландии! Это англосаксы вообще могут трактовать как скрытый призыв к сепаратизму. И без того проблема сепаратизма в Соединенном королевстве вспыхивает то тут, то там. Как пример - Шотландия и Уэльс. А про Ольстерский национализм - идеологическое движение, десятки лет выступающее за независимость Северной Ирландии от Англии, лишний раз и не стоит напоминать. 
Может быть, кому-то все вышесказанное покажется банальной инсинуацией - мол, не стоит так преувеличивать эту проблему. Но на наш взгляд, именно под таким углом необходимо интерпретировать те трения, которые всегда возникают между англичанами с французами и немцами. Скажем больше: этот фактор был одним из главных в принятии решения о выходе Британии из ЕС. Не случайно и Вашингтон выступал в поддержку Брексита.
Стоит напомнить, что неистовые дискуссии вокруг Брексита и угрозы суверенитету Великобритании в связи с ее дальнейшим пребыванием в рядах ЕС начались тогда, когда Германия и Франция начинали играть основную роль в политике Европейского союза. Кто угодно из стран ЕС в свое время мог принять это обстоятельство как должное и даже в каком-то смысле посчитать его полезным, но только не Англия. Франкофобия у англосаксов в крови. Впрочем, и французы недолюбливают англичан. Унижением для себя англичане считают даже саму мысль, о том, что ими будут командовать немцы и французы. В свою очередь, и тем, и другим одинаково не нравится высокомерие британцев — об этом заявляет каждый десятый представитель этих наций.
Так что соглашений подписывать Англия и ЕС могут сколько угодно. Беда в том, что прошлое во взаимоотношениях сторон продолжает довлеть над настоящим и будущим. И с этим, увы, пока ничего не поделаешь. 

А.МАМЕДОВ
.