Отношения между Соединенными Штатами и Исламской Республикой Иран в последние недели были как никогда напряженными. Через несколько часов после того, как был убит иранский генерал Касем Сулеймани, администрация президента США Дональда Трампа направила в Тегеран срочное обращение с просьбой отказаться от эскалации конфликта, сообщает The Wall Street Journal (WSJ) со ссылкой на американских чиновников. Зашифрованное послание было передано через посольство Швейцарии в Иране. В последующие дни США и Иран продолжали обмениваться сообщениями.
По мнению чиновников с обеих сторон, это общение было гораздо более умеренным и отличалось от жесткой риторики, которая озвучивалась публично. «Мы не так много ведем переговоры с иранцами, но когда мы их начали, Швейцария оказала решающую роль в передаче сообщений, и это также помогло избежать просчетов»,— рассказал один из высокопоставленных американских чиновников. 
Представитель миссии Ирана при ООН отказался от комментариев, но отметил, что Тегеран ценит помощь Швейцарии в обеспечении каналов для коммуникации. 
Пока все выглядит так, что обе стороны думают о сохранении лица, не желая эскалации военных действий. В США понимают, что война с Ираном не будет легкой прогулкой. Безусловно, администрацию Трампа сильно беспокоит рост влияния Ирана в регионе в последние 10-15 лет, и стратегия его сдерживания сохраняется. Но эта задача достаточно эффективно решается санкциями и усилиями на уровне региональной политики, например, через создание каких-то зон уязвимости. А с точки зрения полноценной войны игра не стоит свеч. Трамп - сторонник жесткой линии демонстрации превосходства, но накануне очередных президентских выборов действующий хозяин Белого дома, с одной стороны, боится, что его избиратели будут не в восторге от новой военной авантюры, но с другой, - не может себе позволить выглядеть слабым. Для Ирана же даже ограниченная война с США, предполагающая большое количество точечных ударов, не обещает ничего хорошего. И даже в случае успеха иранцы ничего не приобретут. А на войну можно решиться лишь тогда, когда она сулит выгоды больше, чем потери.
Что касается поддержки уличных протестов иранских студентов, то на права человека простых иранцев администрации Трампа (при всей ее фарисейской риторике) похоже, наплевать. Более того, ее подход к Ирану в принципе неверный, — он продиктован Саудовской Аравией и Израилем. Вместо этого политика должна отражать заинтересованность США в том, чтобы добиться в регионе разрядки, сократить число противников и передать ответственность за поддержание безопасности друзьям и союзникам. С другой стороны, необходимо понимать, что смерть Сулеймани служит лишь элементом игры, которую Иран и США ведут друг с другом с момента выхода американцев из ядерной сделки (СВПД) и которая направлена на нормализацию отношений.
К осени 2019 года - как в Вашингтоне, так и в Тегеране - возникло понимание того, что необходимо договариваться. Были установлены опосредованные контакты через Кувейт, Оман, Швейцарию и Францию, в ходе них был согласован приблизительный список вопросов, предложений и уступок, позволявших урегулировать противоречия как по ядерной и ракетной, так и по региональной проблематике. По некоторым сведениям, на Генассамблее ООН осенью 2019-го США и Иран почти договорились о телефонном разговоре президентов Дональда Трампа и Хасана Роухани. Однако стороны не смогли решить, кто должен сделать первый шаг. По видимому, никто ни на йоту не изменит своим принципам, а значит, эскалация будет продолжена.


Н.ГУЛИЕВ

.