Коронавирус причинил немало бед азербайджанской экономике. Только за последнее время цена на нефть упала на 6% и, видимо, продолжит падать. Причиной тому является сокращение потребления в Китае (одном из крупнейших потребителей нефти в мире). И несмотря на то, что мы вроде ничего и не экспортируем в Китай, но зависим от нефти. А цена на нефть зависит от мировой конъюнктуры. И она, к сожалению, в настоящее время негативна. Пока для нас особой боязни не было. Ведь даже бюджет на 2020 год рассчитан, исходя из стоимости нефти в 50 долларов за баррель. И до этого уровня осталось еще 5 долларов. Но стоит вспомнить, что всего лишь некоторое время назад цена была 58 долларов. Иными словами, если проблемы продолжатся, то цена может упасть еще ниже.
Но это была косвенная проблема, от которой обычные граждане напрямую не страдали. Мы лишь смотрели на новости по телеканалам, и радовались тому, что нас это не затронуло. Но вот на днях эта проблема оказалась прямо у наших границ. Практически одновременно в Иране и Грузии (тоже граждане Ирана) были зафиксированы первые случаи нового коронавируса. И это в определенной степени спровоцировало панику как в обществе, так и в экономике. Неожиданно начали появляться сообщения о том, что проблема в Иране может подействовать на цены продуктов в Азербайджане. И в связи с этим, даже государство не решилось закрывать границы. К примеру, в настоящее время Турция, Армения, Грузия, Пакистан, Афганистан и даже Ирак закрыли всяческое пассажирское сообщение с Ираном, но мы все еще продолжаем держать границу открытой (или же частично закрытой). Тем не менее, в обществе стали ползти слухи о возможном проникновении коронавируса и будущем росте цен в связи с Новрузом.
Чтобы понять структуру торговли с Ираном, нам следует проанализировать цифры по внешней торговле. К примеру, согласно данным Государственного таможенного комитета, в январе Азербайджан экспортировал в Иран продукции на сумму в 1,3 млн. долларов, а импортировал в 24 млн. долларов. В январе 2019 года соответствующие показатели составили 8,4 и 78,3 млн. долларов соответственно. Иными словами, наш экспорт в Иран снизился в 6,5 раз, а импорт в 3 раза. При этом если наш экспорт был незначительный, то импорт из Ирана был довольно-таки значительным. Но как видно, еще до проблем с коронавирусом, импорт из Ирана сократился. Выясняется, что в феврале 2019 года было импортировано продукции на 103,2 млн. долларов, а в марте (как раз Новруз) – 38,1 млн. долларов. Иными словами, в первом квартале 2019 года мы импортировали продукции на 220 млн. долларов. Но как видно еще и без коронавируса, у нас товарооборот упал в 3 раза. Оказалось, что это связано с тем, что в первом квартале прошлого года мы импортировали из Ирана природный газ на сумму в 148 млн. долларов. То есть без газа наш импорт не превышал 70 млн. долларов за 3 месяца – и это не такой уж и крупный показатель. И сомнительно, чтобы продукция на 70 млн. манатов могла повлиять на розничный рынок с оборотом в 2-3 млрд. долларов в месяц.
Как наиболее важную проблему, обычно указывают товары, связанные с Новрузом, то есть сушеные фрукты, орехи, фундук и т.д. Но, в первую очередь, стоит понимать, что мы не так далеки от Ирана, чтобы производить сельскохозяйственную продукцию иного порядка. То есть и мы являемся производителями идентичной продукции. Поэтому нам незачем импортировать фундук из Ирана, если мы являемся нетто-экспортерами фундука.
Согласно данным Госкомстата по первому кварталу прошлого года, в начале года мы импортировали из Ирана 33,6 тыс. тонн картофеля, по 1,5 тысячи тонн огурцов, киви и апельсинов, по 1 тыс. тонн баклажанов и хурмы, 860 тонн сладкого перца и т.д. По остальным продуктам объем импорта не так высок (не более 200 тонн). Из них к Новрузовскому столу относятся разве что сушеный виноград (276 тонн) и специи. По поводу последних, естественно, возникнет проблема, если Азербайджан, конечно же, поставит запрет на ввоз продукции. Но пока по поводу последнего даже речи нет (к нам приходят товары даже из Китая). Поэтому любое повышение цен на этом фоне будет лишь спекулятивным и попыткой предпринимателей заработать на шуме. К сожалению, от этого рынок не застрахован, особенно учитывая то, насколько Новруз важен для нашего общества.
С другой стороны, пока вроде нет ограничения пассажирского сообщения, но, по словам представителей Госпогранслужбы, уже поток людей на границе снизился. Значительная часть людей, которые ехали в Иран – это жители приграничных регионов. В данных регионах иногда ситуация доходит до абсурда, так как люди едут закупаться в Иран всем, чем угодно от бытовых вещей до повседневных продуктов. По их словам, это связано с дешевизной на иранской стороне. Теперь вырос риск, а в случае закрытия границы, вовсе возникнут социальные проблемы. Вот уже как это предотвратить – немного непонятно. В принципе решить данную проблему относительно просто – развивать приграничные регионы. Но с каждым годом мы теряем очередной шанс на развитие (к примеру, Нефтчалинского или Астаринского районов), и в итоге сегодня мы столкнулись с социальной проблемой. Решить ее сразу практически невозможно.
В целом, экономическая зависимость нашей страны привела к тому, что несмотря на вроде отдаленность Азербайджана от последних экономических тенденций в развитых странах мира, мы очень сильно зависим от ситуаций, на которые даже не можем повлиять. Иными словами, десятилетия зависимости от нефти демонстрируют свой результат…


Т.МАШАЛЛЫ

.