В ноябре 2017 года правительство предприняло очередной шаг по огосударствлению экономики. На тот момент возникла патовая ситуация с активами, принадлежавшими лицам, замешанным в деле Межбанка. У нас по какой-то причине не принято, чтобы у арестованных лиц оставались активы и обычно они тем или иным способом изымаются. В данном случае они были конфискованы правительством в счет долгов перед Межбанком. При этом подошел ли срок погашения или нет, было непонятно. В целом весь скандал вокруг Межбанка остается и по сей день довольно непрозрачным, как и деятельность банка на тот момент. Часть этих активов была реальна, и их можно было использовать, а часть была в непонятном состоянии. Государство, не найдя ничего лучше, решило просто образовать группу компаний и уже по мере возможности решать проблемы. И как итог - в ноябре возникла «Азербайджанская промышленная корпорация». При этом наименование «промышленная» никак не связана с деятельностью. В нее входят сельскохозяйственные активы, компании-посредники и даже охранная компания. Но обо всем по порядку.
Непосредственно к ним перешли более 50 различных компаний, и по истечении времени они либо объединялись, либо упразднялись, либо просто оценивались. К сожалению, все это проходило в обстоятельствах полной секретности. Мы лишь знаем о частичных итогах. К примеру, под координацией корпорации были созданы дочерние структуры, которые объединили предприятия по отраслям. По словам главы корпорации, их 19. Благодаря реестру мы знаем о 18, а на их официальном сайте указаны лишь 13. Почему официальный сайт скрывает 6 компаний, и что за 19-я – непонятно (правда, может это т.н. Khazar Island, которые недавно были переданы корпорации). Интересно, что основной целью корпорации были названы повышение эффективности управления госсобственностью (для этого видимо обязательно огосударствлять предприятия) и создать кооперативные связи между предприятиями. По логике, несмотря на близость слов «корпорация» и «кооперация», – это все-таки разные вещи. Корпорация – это юрлица, участники которых обладают правом членства и т.п., а кооперация – это особая форма организации труда. И очень редко корпорации формируются за счет коопераций.
Итак, на данных предприятиях в настоящее время занято 4986 человек. Ожидается, что после вступления в активную фазу, число работников возрастет еще на 712 человек. Пока наиболее важным среди них, видимо, является «Азерпамбыг АСК», которое в 2018 году собрало 56,6 тыс. тонн хлопка с 29 тыс. гектаров. В этом году планируют произвести 72,5 тыс. тонн. Они сами же намерены его и переработать. Отметим, что данное предприятие было основано на базе «CTS-Agro», которое уже длительное время было занято в этом секторе. Вместе с тем в том же 2017 году компания с идентичным названием была зарегистрирована по одному и тому же адресу («Азерпамбыг», то есть без АСК). У второй уставной капитал в 28 раз больше (82 против 2,9 млн. манатов). Идентичная ситуация наблюдается и по «Азертутун АСК». Он также расширяет свою деятельность, и в 2018 году собрал более 20 тысяч тонн табака за 4,3 млн. манатов. И у него тоже есть компания-двойник, с таким же названием, но с уставным капиталом в 10 раз больше, и зарегистрированным в ту же дату, что и двойник «Азерпамбыг». Связаны ли эти компании с корпорацией – непонятно. О них вообще ничего, кроме наименования и довольно гигантских по азербайджанским меркам уставных капиталов, ничего неизвестно.
Удивительно, но идентичные компании-двойники существуют и в других сферах. Нам известно, как минимум о 10 таких компаниях. При этом, если у 18 компаний, входящих в структуру корпорации совокупный уставной капитал, составляет 364,3 млн. манатов (хотя вроде бы согласно оценке, озвученной на суде, их стоимость составляет 673 млн. манатов), то совокупный уставной капитал данной десятки составляет 368 млн. манатов. И в первом случае значительная часть приходится на ООО «Азералюминиум». А во втором случае данные средства распределены вроде более или менее пропорционально. При этом по большей части они зарегистрированы по одним и тем же адресам. Что это за структуры видимо никому непонятно. И узнать также не получается. Несмотря на заявления о прозрачности новой корпорации, ее отчетности пока еще никто не видел, а официальный сайт даже в новостях ссылается не на собственную пресс-службу, а на информационные сайты.
Наиболее прозрачной является лишь структура закупок организации. К примеру, благодаря ней мы даже часто знаем затраты подразделений на сырье для обуви и иных материалов. А «Азералюминий» даже сообщает нам о своих экспортно-импортных операциях, что, кстати, довольно хорошо. Теперь нам остается ожидать такого же отношения и в сфере финансовой отчетности. Может, цифры о совокупном производстве и можно узнать из данных Госкомстата, но финансовые показатели следует размещать им (каждому подразделению), дабы можно было понять, куда уходят государственные средства и не возникает ли очередной ноши в виде госкомпании у государственного бюджета. Благо недавно министр экономики сообщил о недопустимости превращения госкомпаний в «груз» для бюджета.


Т.МАШАЛЛЫ

.