На протяжении большей части XX века, было добыто гораздо больше нефти, чем промышленность может потребить. Это была эпоха дешевой и доступной энергии, что привело к огромному росту мировой экономики и благосостояния населения. Страхи, с коронавирусом, замедление экономики увели нефть Brent ниже 30 долларов за баррель — к локальному дну декабря 2003-го. Таким образом, как это ни парадоксально, коронавирус всего за месяц сделал для балансировки рынка нефти и газа больше, чем ОПЕК за последние пять лет, обострив технологические и финансовые проблемы в сланцевой индустрии. Проблемы за последние годы достигли таких масштабов, что даже такого небольшого толчка может оказаться достаточно для начала обвала. То, что сейчас, несмотря на провалы нефтяных цен, страны ОПЕК+ отказываются сокращать добычу в связи с падением спроса, — первый хороший для нефтяников (за исключением американских сланцевиков) знак наступающей весны на рынке энергоресурсов. Нефтедобытчики и трейдеры пристально следят за состоянием сланцевой отрасли в США — и идти ей на помощь не хотят. Рост цен на нефть затянет агонию сдувающего пузыря. Cпрос на нефть очень слаб. Это снижение в мире не случайность, а проявление очень длительных глобальных тенденций. Прежде всего, в последние годы рост спроса на нефть в мире замедлялся из-за снижения темпов экономического развития. МВФ и другие организации уже несколько раз пересматривают прогнозы экономического роста в мире в сторону понижения. Спрос на углеводороды реагирует на глобальную экономическую динамику соответственно. Кроме того, в настоящее время возобновляемая энергетика находится на пике своего развития. Например, в прошлом году энергия из таких источников составило 37,5% энергобаланса ЕС, впервые превысив объемы генерации из ископаемого топлива. И это еще не конец. Наконец, в мире по многим причинам снижается спрос на автомобили и их производство. В прошлом году, объем производства легковых сократился в США на 1,3%, в Китае на 7,5%, в Японии на 0,2%, а также во многих других крупных экономиках. К тому же новые автомобили становятся все экономнее. А в тех же самых Штатах две трети спроса на нефть формируют автомобилисты. Поэтому уменьшение производства автомобилей непосредственно определяет динамику спроса на нефть во многих странах. Комбинация всех этих тенденций постоянно приближает тот момент, когда глобальный спрос на углеводороды начнет безвозвратно падать. А нисходящий рынок — это рынок покупателя, а не продавца. Для производителей нефти работать на нем станет значительно сложнее, чем было до недавнего времени. Это понимают все. Возможно, именно мрачные перспективы спроса на «черное золото» заставляют всех игроков этого рынка шевелиться. Поэтому, учитывая все эти тенденции в мировом нефтяном рынке, можем констатировать - эпоха нефти закончилась. Поэтому Азербайджан как нефтяная страна должна полностью изменить структуру экономики и снизить роль нефти в экономике до минимума.


Н.ГУЛИЕВ

.