Нарастающие противоречия Китая и Запада, получившие идеологическую окраску после выступления экс-госсекретаря Майка Помпео в 2020 году, назвавшего конфронтацию Пекина и Вашингтона борьбой «свободного мира» и «марксистско-ленинского режима», постепенно приобретают характер комплексного противостояния сторон. Процесс сближения позиций стран Запада против Китая уже запущен: страны Евросоюза в партнерстве с США, Великобританией и Канадой ввели санкции против КНР, несмотря на то, что лишь в декабре 2020 года стороны достигли прорыва в отношениях, закончив переговоры по Всеобъемлющему инвестиционному соглашению. Эти санкции направлены против китайских чиновников, ответственных за нарушения прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР.
Китай, по данным международных правозащитных организаций, занимает первое место в мире по количеству приводимых в исполнение смертных приговоров. Точное количество казней, осуществляемых в КНР, хранится в тайне, но эксперты предполагают, что речь идет о тысячах каждый год. Западные СМИ утверждают, что для высшей меры наказания там применяются расстрелы, смертельные инъекции и мобильные «фургоны смерти». 
The Sun, ссылаясь на экспертов по правам человека, рассказал некоторые шокирующие подробности, связанные со смертной казнью в Китае. Эта тема, пишет издание, вновь оказалась в центре внимания после казни китайского магната Лая Сяоминя. В прошлом месяце он был казнен по обвинению в коррупции. Как рассказывает The Sun Online, 58-летний бывший управляющий государственными активами был приговорен к высшей мере наказания за вымогательство взяток в размере 300 миллионов долларов в период с 2008 по 2018 год. Его также обвинили в создании секретной семьи, в то время как он был женат на своей «верной жене». Лай был осужден за двоеженство и коррупцию. Сообщается, что банкир признался, что накапливал роскошные автомобили и золотые слитки, работая в государственном банковском регуляторе Китая. «Сумма взяток, которые получил Лай Сяоминь, была чрезвычайно велика, обстоятельства преступления были особенно серьезными, а социальные последствия были особенно тяжелыми», - заявил Верховный народный суд Китая. Ввиду особой тяжести совершенных им преступлений смертный приговор коррупционеру был вынесен без двухлетней отсрочки, (такая формулировка обычно добавляется в решение суда и спустя два года позволяет заменить смертный приговор на 25-летнее или пожизненное заключение). 
Как именно был казнен Лай, не сообщается, но расстрел и смертельные инъекции - два наиболее распространенных метода казни, используемых в Китае, пишет The Sun.
Убийственные инъекции были легализованы в стране в 1990-х годах и иногда применяются в одном из государственных мобильных «фургонов для казней», утверждает британское издание. Сообщается, что осужденных загружают в фургон и привязывают к столу, где им вводят смертельную инъекцию. При этом, как пишет The Sun, считается, что у казненных заключенных могут быть извлечены органы без какого-либо разрешения для использования в медицине и научных экспериментах. 
В апреле прошлого года международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад о смертной казни в мире в 2019 г. По данным этого отчета, в 20 странах были казнены, по меньшей мере, 657 человек. Но правозащитники уверены, что реальное количество приведенных в исполнение в позапрошлом году смертных приговоров гораздо выше, так как статистика не учитывает Китай, не выдающий официальных данных по казням. По оценкам экспертов, в этой стране были казнены «тысячи» человек. Если оставить за скобками Китай с его засекреченной статистикой, то 86% всех известных случаев смертных казней приходится всего на четыре страны: Иран, Саудовскую Аравию, Ирак и Египет. А единственным в Западном полушарии государством, где казнят людей, уже несколько лет подряд остаются Соединенные Штаты (в 2019 году там было зафиксировано 22 казни).
Эксперт Amnesty International по Китаю Кай Онг рассказала The Sun Online, как в КНР нередко проводятся массовые митинги для вынесения смертного приговора «на публичных процессах в средневековом стиле». По ее словам, китайские власти по-прежнему рассматривают применение смертной казни как эффективное средство сдерживания преступлений: «Каждый июнь местные органы власти часто проводят массовые митинги по вынесению приговоров, на которых студентов, учителей и общественность приглашают стать свидетелями вынесения судом смертной казни лицам, осужденным за преступления, связанные с наркотиками». 
Использование проблематики прав человека выступает удобным инструментом, поскольку на Западе и в КНР приняты разные подходы к определению этих прав. В западной традиции теория права уходит корнями в классический либерализм, тогда как в Китае современная теория права развивалась под влиянием традиций конфуцианства, заимствованных и переосмысленных либеральных подходов и марксизма. Прямое сравнение подходов в отношении прав человека на Западе и в Китае некорректно по причине различающегося исторического, культурного, политического и правового опыта сторон. Права человека в их понимании Китая никогда не будут соответствовать европейской точке зрения на них. Как следствие, акцент на проблематику прав человека выступает беспроигрышным рычагом и неиссякаемым источником поводов для осуществления политического давления на Пекин.
Привлечение повышенного внимания к проблемам обеспечения прав человека в СУАР КНР направлено также и на дискредитацию политики Пекина в Центральной Азии и осложнению развития западных регионов страны. Одной из ключевых проблем Пекина в Центральноазиатском регионе остается сохранение антикитайских настроений, которые проявляются как в высокой доле недоверия политике КНР, так и в сохранении в общественном сознании страха «китайской угрозы». Продвижение в международной повестке проблем обеспечения прав мусульман в СУАР способно принести политические очки странам Запада в обеспечении собственных интересов в Центральной Азии.
С другой стороны, развитие китайской экономики требует обеспечения опережающего экономического роста для западного мегарегиона страны (который включает в себя СУАР), вклад которого в ВВП Китая в 2019 г. составил порядка 20,8%. Для сравнения: вклад в ВВП Восточного мегарегиона можно оценить в 51,9%.
В таком случае действия стран Запада могут быть направлены на замедление экономического роста западного региона, что будет способствовать осложнению экономической ситуации в Китае. США определенно стремятся к созданию комплексной системы сдерживания Китая через санкционные механизмы, вводимые совместно с Европейским союзом, чтобы не допустить возможности Пекина использовать партнеров в Европе в качестве «балансира» отношений с Вашингтоном.
Что касается России, то введение санкций в отношении Китая может способствовать ускоренному сближению сторон, сталкивающихся с возрастающим давлением Запада, в то время как готовность Москвы и Пекина продлить Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве и сделать его более актуальным демонстрирует, что политическое доверие и взаимная поддержка сторон со временем становятся крепче.

З.РАСУЛЗАДЕ
.