Известно, что с банкротством отечественных банков государство по линии Фонда страхования вкладов выплатило гражданам застрахованные депозиты, что же касается незащищенных вкладов юридических и физических лиц, эти деньги все еще остаются в банках. При этом случается, что в одном и том же обанкротившемся банке имеются депозитные и кредитные обязательства клиента, при этом с гражданина по всей строгости закона требуют выплатить кредит, а депозит ему не возвращают.  
В этой связи руководитель Центра экономического и социального развития (ЦЭСР) Вугар Байрамов предложил правительству пересмотреть отношение к заемщикам обанкротившихся банков, имеющих депозиты в этих кредитно-финансовых структурах.  «Банк обанкротился и не возвращает депозит клиента, однако по кредиту у него требуют сполна, - говорит экономист. - В этой связи наш центр получает многочисленные обращения. Думаю, пора разобраться с данным вопросом».
Для большей наглядности экономист привел ситуацию. По его словам, житель Билясуварского района Азербайджана Азад Махмудов имеет в одном из обанкротившихся банков депозит в размере 10 522 долларов США и кредитное обязательство на 13 800 манатов. На момент выдачи кредита клиент уже имел депозит в этом банке, и ссуда оформлялась, исходя из суммы этого вклада. Однако с банкротством финансовой организации он не может вернуть свои деньги, поскольку вклад не застрахован, но, несмотря на это, его вынуждают платить кредит вкупе с процентами.
«Иными словами, гражданин не может получить назад свои кровные, но должен платить по банковскому займу, - отметил Байрамов. - Примечательно, что руководство банка не несет ответственности за  возврат таких вкладов, даже в том случае, если эти деньги были использованы непрозрачно. Гражданин же не может покрыть свой кредит в счет депозита».
Получается, что руководство обанкротившегося банка не несет никакой ответственности за вложенные туда деньги вкладчиков, однако граждане не освобождаются от своих кредитных обязательств перед банком. Экономист считает, что такая несправедливость вызвана пробелами в законодательстве. Ведь если банк, потративший деньги клиента, не отвечает за возврат его денег, почему же клиенты должны погашать свои долги финансовой структуре? Байрамов считает, что для решения проблемы следует усовершенствовать законодательство в этом пункте в контексте возможности взаимозачета взаимных обязательств клиента и финансовой организации.
«Наша организация предлагает внедрить механизмы взаимозачета, чтобы граждане могли погашать свой долг за счет депозита. Скажем, в банке на момент банкротства имелся депозит клиента  в размере 17 877 тыс. манатов, а долг банку того же клиента составляет 13800 манатов, кредитную линию следует закрыть путем взаимозачета обязательств, и выплатить клиенту разницу в 4087 манатов», - экономист считает необходимым внести соответствующие изменения в действующее законодательство.
Тем временем прецеденты взаимозачета в местной практике уже имеются и это оправдано, если кредит и вклад были оформлены до банкротства. Однако иные заемщики находящихся в процессе ликвидации банков «принимают в дар» депозиты вкладчиков уже после банкротства финансовых структур, а потом обращаются  в органы правосудия для взаимозачета обязательств. Таким образом, осуществляются мнимые сделки, цель которых - списание долга перед банком. А ведь речь идет о средствах кредиторов обанкротившихся кредитно-финансовых организаций.  
По данным ряда экспертов, согласно международной практике развитых стран  даже запрещается делать такое приобретение требования в отношении лица, вероятность банкротства которого очень велика. Не говоря уже о случившемся банкротстве. И цель запрета очевидна - должник не должен иметь возможность с большой скидкой купить требования к собственному кредитору, попавшему в предбанкротное состояние, либо уже ставшим банкротом, чтобы потом зачесть их в полной сумме. В таком случае отдельный клиент заработает, а кредиторы банка недополучат реально причитающиеся им средства. При этом отмечается, что взаимозачет обязательств оправдан, если договоры по кредиту и депозиту заключались до банкротства финансовой структуры.


Т. Самойлова 

.