Основу азербайджанской экономики составляет государственный сектор. Это отчетливо видно даже по статистике рынка труда. Примерно из 1,6-1,7 млн. наемных работников более 900 тысяч приходится на государственный сектор. А если сюда добавить компании, которые выполняют государственные подряды, или даже сектор торговли, который в настоящее время выживает фактически лишь за счет тех, кто получает зарплаты (а в настоящее время в частном секторе зарплаты либо упали, либо прекратились), то роль госсектора будет намного выше. Ну и вдобавок нефть в Азербайджане добывают и продают лишь иностранные и государственные компании. Так что значение госсектора довольно высоко.
Одновременно в государственном секторе есть также когорта государственных служащих. Большая часть из 900 тысяч - это обыкновенные служащие, рядовые работники государственных органов и компаний, но небольшая часть (около 30 тысяч) – это различные госслужащие (к ним относятся не все работники госструктур). И недавно Государственный комитет по статистике опубликовал данные по госслужащим по итогам 2019 года. Интересно, что они данную публикацию препроводили целой статьей под заголовком «Служба и забота о гражданах является основной обязанностью госслужащих». Сложилось такое впечатление, что в наших законах написано по-другому, но Госкомстат наставляет госслужащих. Но это было и так понятно. При этом среди предоставленных данных нет какой-либо информации о том, как они служили гражданам. 154, а по вспомогательным должностям – 16. Основной рост связан с учреждением каких-то отделов. В связи с кризисом 2015 года у нас была объявлена оптимизация госучреждений. И в то время даже некоторые управления объединяли друг с другом. Правда, в итоге число управлений и отделов оставалось фактически неизменным. Тем не менее, если в 2014 году было 3 479 начальников отделов, то в 2018 году уже 3 212 (то есть сокращение на 267). А вот в 2019 году учредили 20 отделов, и соответственно добавились 20 начальников отделов и 25 заместителей начальников отделов. Но основной рост пришелся на «главных советников». Видимо, у нас советовать любят, поэтому их число возросло более чем на 100. Вообще число «главных советников» у нас равно общему числу лиц, занятых на вспомогательных должностях (т.н. специалисты). Быть главным советником у нас, видимо, любят больше, чем быть обыкновенным советником (правда, это еще и доплата к должностной зарплате).
А что же с доходами госслужащих? Рост минимальной заработной платы отразился и на зарплате госслужащих. Средняя зарплата по республике у госслужащего выросла с 796,5 до 1022,2 манатов (таким образом, ежегодные расходы на зарплату госслужащих составляют 360 млн. манатов), а у руководителей с 1003,1 до 1261,1 маната. Конечно же, наиболее высокие заработные платы зарегистрированы в Баку: 1484 и 2609,3 манатов соответственно. Самые низкие зарплаты у госслужащих зарегистрированы в Верхне-Карабахском экономическом районе – 641,4 манатов. А среди руководителей в Верхне-Ширванском экономическом районе – 737,5 манатов.
Одним из наиболее важных вопросов является возрастная и половая структура госслужащих. Если судить по возрастной классификации, уменьшилось число госслужащих в возрастной группе 45-54 года. Но число госслужащих по другим возрастным группам выросло. В том числе данный факт был зарегистрирован и по пенсионной группе (старше 65 лет). Если на 1 января 2019 года таковых было 379, то на 1 января 2020 года уже 417. То же самое наблюдалось и в возрастной группе 63-64 года – 945 против 839. В целом, к возрастной группе старше 55 лет относятся 22,7% чиновников. По итогам 2018 года данный показатель был равен 22,3%. К группе младше 30 лет относятся лишь 17%. При этом их число среди высших чиновников составляет лишь 9%, против 23% у самой высокой возрастной группы. Они в основном сидят на должностях «советник», «специалист» и т.д.
Переходя к половой структуре, то тут мы можем наблюдать серьезный дисбаланс. В целом, женщины составляют 29% госслужащих по стране. Среди высших чиновников их 33%, а среди чиновников 4-7 класса – 23%. Как мы знаем, в стране лишь одна женщина на должности главы исполнительной власти и несколько возглавляют структуры на уровне министерства. Но зато женщины составляют треть от заместителей глав исполнительной власти. При этом на уровне чуть ниже – глава отдела, женщин очень мало – лишь 5%. Но чем ниже должность, тем доля женщин выше. И уже начиная с вспомогательных должностей, число женщин превышает число мужчин. Наиболее высокая доля среди «ведущих специалистов» – 65%, чуть меньше их среди обыкновенных «специалистов» – 57%. Такая половая структура в определенной степени отражает тенденции дискриминации женщин в обществе, когда они заняты во вспомогательных службах, а не на руководящих должностях (где их практически нет).
Как видим, число госслужащих опять начало расти. И что довольно странно, оно осуществляется на фоне «реформ». В целом, как мы видели, реформы вместо сокращения госструктур, наоборот, приводят к росту государственного сектора. Практически в каждой отрасли у нас существуют государственные компании (или публичные юридические лица). Хорошо это или плохо - зависит от отношения к экономическим отношениям. Но с другой стороны, расширение госсектора приводит к давлению на госбюджет и росту его расходов. Вот это уже однозначно плохо.



 Т.МАШАЛЛЫ

.