Гувернантка (бонна, фр. bonne —прислуга) - женщина, нанятая воспитательницей детей в семье. В отличие от няни, воспитывает детей более старшего возраста и занимается с ними определенными учебными предметами (прежде всего - иностранным языком). 
Воспитательница имела в семье и обществе неясное положение. С одной стороны, она была образованной и свободной женщиной и не считалась прислугой. Но и ровней хозяевам гувернантка не была: ведь благородная дама не должна работать. Часто слуги презирали воспитательниц за то, что они получают высокое жалованье и «мнят себя леди». Во время званых обедов, прогулок, приемов гости не могли разговаривать с гувернанткой как с равной. Однако и выказывать пренебрежение было дурным тоном. Гувернантки старались вести себя незаметно, чтобы не ставить присутствующих в неловкое положение.
Домашняя учительница не могла носить нарядные платья и драгоценности, чтобы ее не перепутали с хозяйкой. Но ее одежда всегда должна была быть опрятной и добротной. Поэтому приходилось иметь несколько перемен одежды, платье для особых случаев и несколько пар обуви.
В 1986 году журнал «Русская старина» писала: «По вступлении Екатерины на престол жизнь высшего русского дворянства приняла решительное склонение к обычаям, нравам, вкусам и общественной жизни французов. Давно уж Париж был для Европы образцом утонченного вкуса и обхождения».
Француженки славились легкостью характера, искренней любовью к детям, утонченными манерами и тонким вкусом, но был у них недостаток — красота. Чтобы уберечь мужа от чар домашней учительницы, хозяйки старались брать в гувернантки женщин постарше или не очень симпатичных.
В конце ХIХ века и в начале ХХ века во многих бакинских состоятельных семьях были гувернантки из Франции, которые занимались обучением детей этих богатых людей. Из проведенного 1897 году переписи населения стало известно, что в Азербайджане в то время проживало около 200-х французов, из которых немалая часть были гувернантками в состоятельных семьях. А уже по данным однодневной переписи 1917 году в Баку проживало 89 французов, в 1926 году их было всего 56 человек. В результате советизации, репрессий количество французов в Азербайджане фактически сошло на нет.
Ниже приводятся воспоминания детей о гувернантках, которые работали и жили в семьях тех самых бакинских состоятельных людей конца ХIХ века и в начале ХХ века.
Из воспоминаний дочери известного нефтепромышленника Бала бек Ашурбекова - заслуженного деятеля науки, доктора исторических наук, профессора Сары ханум Ашурбейли: «В гимназии проходили немецкий и французский языки. Немецкий я хорошо выучила, свободно говорила на нем, а французским я занималась с француженкой мадемуазель Жанной Грейло с 7 лет. Она приходила ежедневно и занималась также с мамой, которая говорила по-французски и по-немецки».

Особняк Ашурбековых

Особняк Ашурбековых был построен в 1904 году по проекту известного польского архитектора Иосифа Гославского на Прачечной улице (ныне улица Видади, №148). На первом этаже особняка находился офис их фирмы. На втором этаже жил Бала бек Ашурбеков с семьей. Во время мартовских столкновений 1918 года гувернантка детей мадемуазель Жаннa Грейло вывесила у входа французский флаг, выдав тем самым дом за здание французской миссии, и тем самым ей удалось уберечь большую часть дома от разграбления.
В своих воспоминаниях Сары ханум Ашурбейли рассказывала, что в 1937 году расстреляли ее отца Балабека, сослали мужа, а ее уволили с работы как человека, не имеющего морального права заниматься исторической наукой. После увольнения пришлось заботиться о хлебе насущном для всей осиротевшей семьи — ведь на ее попечении мама и сестры. Помогло знание языков. Как однажды с присущим ей юмором Сара ханум сказала одной журналистке, «кто-то же должен был «их» учить французскому языку!» И она учила, много работая в школе, на языковых курсах, потом — на факультете иностранных языков Азербайджанского педагогического института. Преподавала французский, а сама там же совершенствовала свой английский — потом он ей очень пригодился при работе над историческими источниками.
В семье другого бакинского нефтепромышленника Мовсума Салимова воспитанием его сына Юсуфа занималась гувернантка из Франции. Из воспоминаний Сары ханум Ашурбейли: «У моего отца был большой автомобиль марки «Бенц», один из первых в Баку. Водитель, доставив нас, уезжал по другим делам. А потом приезжал за нами и отвозил домой. А Юсуфа приводила на бульвар воспитательница француженка. Я хорошо помню, как она звонко кричала на весь бульвар «Jozef, vienez ici!» – «Жозеф (то есть, Юсуф), идите сюда!», а он, хохоча, убегал от нее. Позднее отец отправил его учиться в Англию, в Лондон. А потом началась революция, и он уже не вернулся, так и остался в Англии».
Представитель известного дворянского рода Гаджинских, правнучка крупного бакинского предпринимателя и нефтепромышленника Иса бека Гаджинского, доктор философии по искусствоведению, заведующая научной лабораторией Бакинской музыкальной академии имени Узеира. Гаджибейли, доцент Нурида Исмаилзаде отмечает, что в семье Иса бека все дети отлично владели французским языком, их гувернантка была француженкой. После прихода к власти большевиков сыновья Иса бека в 1920 году уехали в Париж.
Из воспоминаний Сафии Тагиевой – внучки азербайджанского миллионера и мецената, действительного статского советника, благотворителя Гаджи Зейналабдина Тагиева: «В доме Тагиевых всегда было полно гостей. Помню, бабушка на приемах говорила на чистом русском и французском. А дед Гаджи всегда быстро ходил. И челядь, и кухарка у нас были только азербайджанцы. Правда, в гувернантки брали француженок и немок, чтобы изучать с ними языки».
В конце ХIХ века из Петербурга в Баку переехал талантливый инженер Давид Ландау вместе с женой. Оба они поначалу жили и работали в нефтяном пригороде Баку, затем перебрались в центр города. Четырехэтажный дом с башенкой сохранился и по сей день. И, естественно, именуется горожанами не иначе как «дом Ландау». В большой квартире на третьем этаже с огромным балконом и видом на Каспий были две детские комнаты, спальная родителей, кабинет Давида Львовича, гостиная, а также помещение для гувернантки-француженки. В 1906 году родилась дочка Соня, а в 1908 году – сын Лев. В семье Ландау старались сделать все возможное для всестороннего развития детей: их воспитанием занималась жившая в семье гувернантка-француженка мадемуазель Мари, благодаря которой будущий лауреат нобелевской премии Лев Ландау французский язык знал с детства в совершенстве.
Бизнесмен Клионский Марк Маркович приехал в Баку в 1901 году из Белоруссии. Некоторое время спустя, он организовал литейное производство, которое выпускало трубы и другое оборудование для нефтяной промышленности. Бизнес процветал, и семья быстро стала богатой. Они жили в большом доме, имели много слуг, дети посещали хорошие школы. Каждая дочь имела гувернантку, привезенную из Франции. Дети изучали французский, а также немецкий и английский языки. Семья также имела повара француза и портного. 
Из воспоминаний бакинца Игоря Абросимова о своем дедушке – Иване Семеновиче Плескачевcком: «Мой дед, Иван Семенович Плескачевcкий, приехал в Баку с женой и двумя дочерьми в 1908 году, когда ему исполнился тридцать один год. С тех пор вся его жизнь, до самой кончины, была связана с этим городом. Он был назначен управляющим Бакинской конторой «Продмета» (Общество для продажи изделий русских металлургических заводов). В Баку семья Плескачевских снимала большую многокомнатную квартиру в новом доходном доме крупного судовладельца и домовладельца Дадашева. Семью Плескачевских обслуживали горничная, повариха, а также курьеры, служившие в конторе. При дочерях находилась гувернантка-француженка. Днем почти ежедневно дети с гувернанткой ездили на прогулку в Губернаторский сад (ныне Парк Филармонии). Туда приезжало и приходило постоянное общество детей с боннами и гувернантками, там всегда было весело и интересно».
В 2005 году на сайте Disput.az была опубликована информация одного из читателей этого сайта. «Моей бабушке 92 года, - отмечал читатель, - и она немножко понимает по-французски, когда мой сын с ней на этом языке говорит. В детстве в семье бабушки была гувернантка, которая учила ее французскому. Бабушка говорит, что тогда в Шемахе было очень модно детей учить наравне с родным азербайджанским языком, а также русскому языку и особенно французскому. Конечно тем, кому было по карману».
Таковы некоторые сведения о французских гувернантках, которые работали в начале прошлого столетия в бакинских состоятельных семьях. Конечно, они не дают исчерпывающих данных и фактов, рассказывающих о жизни и работе французских гувернанток. Думается, эта тема должна быть предметом специального исследования наших историков, журналистов.


Ровшан АГАЕВ

.