Глава Центробанка Эльман Рустамов выступил с заявлением о стабилизации в апреле ситуации на валютном рынке страны. С этим сложно не согласиться, поскольку в апреле (по сравнению с маем) спрос на доллары действительно понизился. Но если обратиться к ситуации по итогам четырех месяцев сего года, можно увидеть серьезное увеличение продаж долларов по линии Госнефтефонда, причем объемы реализованной валюты даже превосходят доходы суверенного фонда от продажи прибыльной нефти с блока АЧГ и конденсата с месторождения «Шахдениз»
«Ситуация на валютном рынке Азербайджана постепенно стабилизировалась, заявил глава Центрального банка Эльман Рустамов. - Давление на национальную валюту, наблюдающееся в марте, снизилось в апреле. В мае средний спрос на валютных аукционах составил $56 млн.». Стоит учесть, что по итогам прошлого года средний спрос был равен $66 млн.
Между тем, как сообщалось ранее, по данным Государственного нефтяного фонда, всего в январе-апреле 2020 года фондом на валютных аукционах, организованных Центробанком, было продано инвалюты на сумму $3 млрд. 303 млн. (рост на 67,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года - ИФ), в том числе в марте - $1 млрд. 928,3 млн., в апреле - $531,1 млн. ГНФАР заявил, что в текущем году планирует продать на валютных аукционах инвалюты на $6,8 млрд. Примечательно, что на этом фоне по данным самого же фонда в январе-апреле его доходы от продажи прибыльной нефти с блока АЧГ и конденсата с месторождения «Шахдениз» составили $1 млрд. 983 млн. долларов. Это означает, что фонд за отчетные месяцы продал валюты больше, чем получил из упомянутых источников.
Отсюда видно, что если в апреле ситуация несколько стабилизировалось, то есть спрос на валюту сократился из-за введенного в стране карантинного режима, а также массового ажиотажного спроса в марте, раскладка за четыре месяца говорит о серьезном давлении на курс маната. Кроме того, чистая валютная прибыль Азербайджана от внешней торговли в феврале сократилась в 27 раз, или на 96%, информирует экономист Неймат Алиев. По его словам, в сложившихся условиях невозможно удовлетворить спрос на валюту и поддерживать платежный баланс страны.
По данным Государственного комитета статистики, реальный объем импорта сократился на 45% в январе и 25% в феврале этого года по сравнению с отчетными месяцами минувшего года. И хотя сокращение физического объема импорта на 1% позволило сэкономить 6,7 млн. долларов в январе и 3,1 млн. долларов в феврале, избежать больших потерь в иностранной валюте по-прежнему невозможно. В феврале сего года чистая валютная прибыль страны от внешней торговли составила 53 млн. долларов. Приведенный показатель в 14 раз (на 93%, или 676 млн. долларов) меньше, чем в феврале прошлого года и в 27 раз (96%, или 1,4 млрд. долларов) меньше января этого года. В марте, по информации Госкомтаможни, чистый валютный доход от внешнеторговых операций составил 108 млн. долларов.
«Резкое уменьшение валютных поступлений в феврале и марте позволяет констатировать дефицит счета текущих операций платежного баланса, - сообщил Алиев. - Ведь в прошлом и позапрошлом году для поддержания платежного баланса счета текущих операций расходовались по средним подсчетам 1,8 млрд. долларов в месяц, из которых 74–75% — поступления в иностранной валюте от внешней торговли. При этом для компенсации валютных потерь в сферах, не относящихся к внешней торговле, требуется, по средним подсчетам, ежемесячно свыше 380 млн. долларов (4,6 млрд. долларов в год). Представьте, что способность удовлетворять эту ежемесячную потребность уменьшается в 5 раз».
Приведенные обстоятельства говорят о давлении на национальную валюту при низких ценах на нефть, а когда наступит момент истины, покажет время и ситуация на сырьевых рынках.


Т.САМОЙЛОВА 

.