«Я не верю, что ввод на территорию российских миротворческих войск - это мина замедленного действия. Из истории мы знаем, что здесь и ранее были российские войска. После обретения независимости мы путем переговоров добились вывода российских войск. Последний российский солдат ушел из Габалы. Из истории мы знаем, как можно добиться вывода российских войск путем переговоров. Я не верю, что будут проблемы». Как сообщается об этом в интервью «Радио Свобода» заявил бывший глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров, отвечая на вопрос об обеспокоенности части азербайджанской общественности относительно статуса российских миротворцев в Нагорном Карабахе.

Экс-министр подчеркнул, что шла настоящая война и на линии разграничения должен был кто-то встать.

«Спасибо России, она предоставила своих солдат. Именно Россия предложила отправить свои войска и встать между армянскими и азербайджанскими войсками, тем самым остановив войну. Поэтому азербайджанская сторона на это пошла и подписала заявление. Но я не вижу в этом ничего страшного», - сказал Эльмар Мамедъяров.

Отвечая на реплику журналиста о том, что российские миротворцы есть и в Молдове, и в Грузии и что правительства этих стран долгие годы не могут добиться вывода со своей территории российских миротворцев, Эльмар Мамедъяров объяснил, что нельзя сравнивать ситуацию, сложившуюся в Азербайджане, с положением вышеуказанных государств.

«В эти страны войска вошли без соответствующей правовой базы. А в Азербайджане у российских миротворцев есть мандат. То есть – почему они здесь, где будут размещены, сколько лет пробудут, также определены вопросы продления мандата и т.д. Есть механизм по выводу российских войск, вы это понимаете? В заявлении указан особый пункт о пятилетнем пребывании войск. А в Молдове и в Грузии механизм вывода миротворцев определен не был», - заявил бывший министр.

Журналист спросил Э.Мамедъярова о реальности угрозы паспортизации Россией армянского населения Нагорного Карабаха, как это было в Абхазии. Экс-министра Азербайджана спросили и об опасности трансформации армянской части Нагорного Карабаха в анклавный субъект Российской Федерации.

«Я не верю в это. Потому что у меня нет сведений о прибытии сотрудников МИД России в Карабах. О вопросе паспортов я читал, в прессе это было. Но в СМИ вопрос паспортов подняла лишь армянская сторона, Россия не выносила этот вопрос на обсуждение. Это может быть и попыткой армянской стороны совершить провокацию, специально подбросив эту тему вызвать недовольство в Азербайджане. Что касается паспортов, то живущие в России наши соотечественники являются гражданами РФ. Это несерьезно. Нет веских оснований заподозрить реальности сценария превращения Карабаха в Калининград. Этот невероятно, на мой взгляд», - сказал экс-министр.

Отвечая на вопрос журналиста о статусе Карабаха, Эльмар Мамедъяров заявил, что статус не обязательно подразумевает независимость.

«Я хочу вас спросить, почему вы думаете, что статус обязательно подразумевает независимость? Это же неправильно. У Ленкорани, Нахчывана, Губы тоже есть статус, но в составе Азербайджана. Когда вы говорите о статусе, люди начинают злиться, предполагая, что речь идет о независимости. Почему независимость? У Ханкенди, Агдере и Ходжавенда будет такой же статус, как и у Ленкорани», - подчеркнул Мамедъяров.

Экс-министр категорически против проведения аналогии между нынешним статус-кво и ситуацией 1988 года – зарождения Нагорного Карабаха.

«В 1988 году в Азербайджане не было ни оружия, ни боеприпасов. За 30 лет была создана мощнейшая армия. На международной арене авторитет Азербайджана очень высок», - подчеркнул Эльмар Мамедъяров.

Экс-глава внешнеполитического ведомства Азербайджана выразил свое отношение и к перспективе посреднической миссии ОБСЕ: «У Минской группы ОБСЕ есть мандат, это непросто – взять и вышвырнуть посредническую миссию. Там есть множество вопросов, требующих уточнения. Например, на международном уровне можно ускорить вопрос разминирования освобожденных территорий. ANAMA заявила о том, что на полное разминирование этих территорий может понадобиться от 10 до 15 лет. А если нам помогут международные организации, выделят средства, то этот вопрос можно будет решить за 5 лет. И не только этот вопрос, есть и другие. Контекст изменился, поэтому Минская группа должна сама задуматься, какое место занять в переговорном процессе», - сказал Эльмар Мамедъяров, отвечая на вопрос о МГ ОБСЕ.

.