Еще в позапрошлом году решение обложить электронную торговлю налогом на добавленную стоимость (НДС) вступило в силу.  Местные чиновники, комментируя этот шаг, акцентировали внимание на международной практике - ее-то широко использовали авторы соответствующего документа. Отмечалось, что работа над законом проходила в условиях технической поддержки международных структур - эти и прочие факторы, судя по заверениям официальных источников, оказали положительное влияние на формирование «всеобъемлющей» сути документа. 
Так что была надежда, что НДС в отношении электронной торговли принесет нам благие результаты. Однако что-то пошло не так, поскольку недавно Центральный банк Азербайджана заявил о возможной ликвидации этого налога применительно к упомянутой сфере. Первый заместитель председателя ЦБА Алим Гулиев сообщил накануне, что главный банк ведет переговоры с Министерством налогов о негативном влиянии НДС на электронную коммерцию. 
«У нас есть предложения. Развитие безналичного общества, модернизация налогового администрирования с целью устранения теневой экономики являются очень важными вопросами. В последние годы министерство осуществляет ряд реформ в этой области. Вопрос о том, что НДС препятствует электронной коммерции, постоянно стоит на повестке дня. Этот вопрос будет рассмотрен на следующих этапах, планируется предпринять соответствующие шаги», - сказал он.
Между тем, еще на заре принятия закона Министерство налогов полагало, что негативное влияние на развитие сектора е-торговли налогообложение не окажет, а вот доходы от предпринимательской деятельности вне зависимости от вида должны облагаться налогом. Вообще-то, как показывает мировой опыт, в долгосрочной перспективе освобождение от налогов какого-либо сектора не может быть фактором, способствующим его развитию. Следует ли понимать, что стремление главного фискального органа обложить 18-процентным налогом на добавленную стоимость (НДС) сегмент электронной торговли был направлен на развитие этой сферы? 
Мнение экспертов о необходимости повременить с налогообложением электронной торговли было обусловлено сравнительной слабостью этого сегмента в нашей стране. Ко всему прочему, необходимость оттянуть «налоговые каникулы» до адекватного уровня развития этой сферы диктуется международной практикой. Так, в международном опыте существует достаточно емкий временной отрезок налоговой свободы.  Этот этап закономерно проходили страны с развитой сегодня индустрией интернет-торговли. А потому, прежде чем переходить к финансовому прессингу, необходимо обратить внимание на этапы и способы внедрения налогового прессинга в мировой истории развития электронной торговли. 
Между тем, судя по данным Гулиева, эта сфера не только не ослабла в результате внедрения НДС, но проявила резкую динамику роста. Объем электронной торговли в Азербайджане за 9 месяцев текущего года увеличился на 91% и составил 2,2 млрд манатов, сказали в Центробанке. Также сообщается, что  в последние годы электронная торговля в стране стремительно развивается, что является результатом проводимой Центробанком и другими связанными структурами работы по расширению безналичных расчетов и цифровых платежей.
Применительно к вопросу отмены НДС иные наши эксперты не понимают, почему этим вопросом занимается Центробанк. В частности отмечается, что этот налог охватывает не всю электронную торговлю, а преимущественно действует в части обложения электронных услуг, оказываемых иностранными компаниями местным резидентам. Наконец,  если фиксируется рост электронной торговли, почему бы государству не подвергнуть ее сбором? Экономисты полагают, что прежде следовало обеспечить механизмы возврата части этого налога покупателям. Ведь согласно изменениям в Налоговый кодекс, вступившим в силу с 1 января этого года, часть НДС, удержанного во время оплаты в объектах розничной торговли и общественного питания, должны возвращать клиенту. 
В обновленном кодексе говорится, что при расчетах за товары и услуги часть НДС, входящего в стоимость покупки: при оплате наличными 10%, а при оплате банковской картой - 15% должны вернуть на банковские карты или в кошельки потребителей. Но, несмотря на то, что закон уже принят, а граждане в ожидании, воспользоваться благами этого новшества пока невозможно из-за отсутствия таких механизмов. Словом, закон, по которому должны вернуть деньги, есть, а право вернуть свои «кровные»  несколько манатов, заложенное в Налоговом кодексе, граждане реализовать пока не могут. 


Т. Самойлова 

.