В утвержденном главой государства государственном бюджете текущего года серьезно выросли расходы на оборону и безопасность. Это нормальное явление, уверены в экспертных кругах, поскольку страна только вышла из войны и должна восстанавливать военную инфраструктуру.
Кроме того, Азербайджану необходимо продолжать развитие военно-промышленного комплекса, наращивать военно-техническое сотрудничество с нашими основными внешними партнерами в оборонной сфере с тем, чтобы продолжать повышать обороноспособность и безопасность страны. Привлекает внимание и рост финансирования системы здравоохранения. Меры социальной поддержки врачей и работников здравоохранения в целом, что очень важно в условиях пандемии, указывает на продолжение государством социально ориентированной политики. Далеко не во всех странах эта политика реализуется эффективно, и Азербайджан может стать тут примером, считает доктор экономических наук, профессор Эльшад Мамедов.
Известно, что доходы казны составят свыше 25,427 миллиарда манатов, что на 5,4% больше, чем в бюджете на 2020 год. Расходы госбюджета спрогнозированы на уровне более 28,543 миллиарда манатов, что на 3,8% превышает показатели по госбюджету уходящего года. Одна из главных расходных статей - на оборону и национальную безопасность - в госбюджете на 2021 год запланирована в размере 4,585 миллиарда манатов. В том числе на оборону - 1,934 миллиарда манатов, нацбезопасность - 260,612 миллиона манатов, пограничную службу - 281,62 миллиона манатов, на исследования в области обороны и нацбезопасности - 3,901 миллиона манатов, другие виды деятельности в этой сфере - 2,105 миллиарда манатов.
Комментируя предложения и мнения депутатов Милли Меджлиса, министр финансов Самир Шарифов заявил, что прошлый год был непростым для Азербайджана. Пандемия коронавируса негативно отразилась на всей мировой экономике, не обошла стороной и Азербайджан. Сократились налоговые и таможенные поступления в бюджет. В связи с этим были внесены поправки в госбюджет. В текущем году из-за пандемии страна столкнулась с достаточно тяжелыми социально-экономическими проблемами, но в результате своевременно принятых системных мер эти проблемы удалось решить.
И все же ожидания по цене нефти на текущий год более оптимистичны. Доходы госбюджета на следующий год рассчитаны из цены на нефть в $40 за баррель, тогда как в минувшем году этот показатель не превышал $35 за баррель. По факту госбюджет сохранил привязку к трансфертам из Государственного нефтяного фонда. В условиях обвала нефтяных индексов, сокращения доходов ГНФАР и дефицита в бюджете фонда такая ситуация привела к серьезным девальвационным ожиданиям. К вопросу о том, насколько оправдана эта цифра, единого мнения среди представителей экспертного сообщества нет. Под занавес текущего года котировки нефти несколько возросли, поддержав приток валютных поступлений в страну, сказал председатель Общества международных экономических исследований Ekonomiks профессор Фикрет Юсифов. Однако весь истекающий год прошел в условиях сильной волатильности нефтяных индексов.
«При такой изменчивости котировок сложно прогнозировать поведение нефти в наступающем году, впрочем, как и оценивать обоснованность заложенной в госбюджете цены барреля, - сказал ученый. – Из-за пандемии нефть в истекающем году упала до рекордных минимумов, однако последние месяцы года стабильно торгуется в районе 50 долларов за баррель. Но эта временная стабильность, конечно же, не повод ожидать аналогичного сценария в следующем году, поскольку никто не может прогнозировать дальнейший ход событий. Котировки нефти зависят от динамики пандемии, а как она сложится, неизвестно. Все мы видим, как непредсказуемо развиваются события вокруг пандемии и случившаяся в Великобритании мутация коронавируса яркое тому свидетельство. А потому мы не можем спрогнозировать, что будет дальше с нефтью и как сложится ковидная динамика».
Проект сводного бюджета на следующий год усилил предчувствие удешевления национальной валюты в обществе. Ведь, с одной стороны, он все также прочно зависит от нефтедолларов Государственного нефтяного фонда. А с другой – валюты в «народной копилке» становится меньше. Кроме того, дефицит сводного бюджета составил 7,5 млрд. манатов. По утверждению Минфина, эта недостача будет покрываться путем приватизации, займов, однако понятно, что речь идет о долгом процессе, а поступления уже запланированы. В том числе финансовое ведомство планирует выпустить порядка 2 млрд. манатов внутренних долговых облигаций, но это, конечно же, не решит всех проблем, связанных с дефицитом, полагаю в экономическом сообществе. 
Однако, по мнению Юсифова, дефицит не повод для девальвации. «Судя по проекту достаточно смелого бюджета на 2021 год, а также росту его доходных и расходных статей, возможно, ожидаются решительные шаги правительства для исполнения таких ожиданий», - полагает профессор. Вопреки бытующему в экспертных кругах мнению, собеседник не считает девальвацию нацвалюты необходимым условием покрытия 7,5 млрд. манатов дефицита в сводном бюджете страны, хотя и находит эту сумму «серьезной».
При этом уже ясно, что трансферты из фонда в бюджет превзойдут его доходы, что в целом давит на манат, учитывая внушительное отрицательное сальдо сводного бюджета. Весомая доля трансфертов из «народной копилки» привела к отрицательному сальдо в бюджете нефтяного фонда. Так, прогнозируемое отрицательное сальдо в бюджете ГНФАР следующего года составит 4,2 млрд. манатов. В фонд поступит немногим более 8 млрд. манатов, а из фонда в бюджет будет перечислено 12 млрд. 200 млн. манатов. Но даже такой трансферт нефтедолларов не уберег сводный бюджет от дефицита на сумму свыше 7 млрд. манатов. Похожая ситуация наблюдается в показателях бюджета фонда текущего года. При доходах фонда в размере 7 млрд. 832 млн. манатов, его расходы составили 12 млрд. манатов. 439 млн. манатов, обнажив дефицит в бюджете ГНФАР на уровне порядка 5 млрд. манатов.
Минувший год оказался, безусловно, крайне сложным в целом для планеты и мировой экономики в частности. Мировой экономический кризис, всплеск пандемии и не менее шумный информационно-психологический фон вокруг нее, резкий спад цен на энергоносители, проблемы галопирующей, начинающейся казаться перманентной безработицы, которая превратилась в серьезную головную боль для национальных правительств по всему миру, не могли не повлиять на экономические процессы в Азербайджане. Однако страна смогла сохранить свои валютные резервы, а перспективы следующего года выглядят более оптимистично. Нужно также не забывать, что наступивший год в целом для мировой экономики обещает быть крайне тяжелым. Эти процессы и, конечно, пандемия не могут не отражаться на азербайджанской экономике, поэтому в течение года могут производиться какие-то корректировки и изменения в бюджете, считают экономисты, отмечая, что к этому нужно быть готовыми. 


Т.САМОЙЛОВА

.