Бесконечные проблемы утомили Европейский союз. На этот раз главы европейских государств и правительств не смогли прийти к общему мнению по вопросу запуска переговоров с Северной Македонией и Албанией о вступлении этих стран в сообщество. "Дискуссии шли около шести часов, однако лидеры так и не пришли к консенсусу по запуску переговоров с Северной Македонией и Албанией", - пояснил источник по итогам первого дня саммита ЕС.
Против начала переговоров с обеими странами высказалась Франция. Дания и Нидерланды выразили поддержку по вопросу об Албании. Франция настаивает, что балканские страны по-прежнему не ведут необходимую борьбу с коррупцией и организованной преступностью. Лидеры ряда стран ЕС высказали свое сожаление в связи с этим решением, о своем несогласии с ним заявил и глава Евросовета Дональд Туск.
Сторонники начала переговоров напоминают, что, в частности, Северной Македонии пришлось пойти на болезненные меры, чтобы удовлетворить требования ЕС, в том числе изменить официальное название. В Албании и Северной Македонии политики заявляют о своем разочаровании и риске дестабилизации ситуации на Балканах, в том числе роста антиевропейских настроений.
Между тем Великобритания и Евросоюз заключили новое соглашение об условиях выхода Британии из ЕС – так называемого Brexit. Об этом сообщили в четверг перед началом саммита Евросоюза в Брюсселе премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. 
Изначально планировалось, что Brexit произойдет в марте 2019 года. Однако после безуспешных попыток правительства Терезы Мэй провести соглашение через парламент он был отложен на 31 октября. Если Brexit не произойдет и сейчас, в Великобритании ожидаются досрочные выборы в парламент и новый референдум об условиях Brexit.
Начнем с непринятия Албании и Македонии в ЕС. Очевидно, сказался феномен "усталости от расширения", о котором в ЕС говорят не первый год. Во многом это связано неудачным опытом Румынии и Болгарии: обе эти страны, вступившие в ЕС в 2007 году, до сих пор не приняты в Шенгенскую зону, поскольку темпы и методы их борьбы с коррупцией и преступностью раз за разом признаются неудовлетворительными. В Брюсселе давно господствует мнение: с их принятием в ЕС поторопились, и повторения подобного опыта следует избегать.
Любопытно, что наиболее ярые евроскептики, которым не по душе проект ЕС как таковой, всегда понимали, какую опасность для Евросоюза представляет слишком поспешное расширение, и стремились использовать это в своих интересах. Если еще в середине прошлого десятилетия ЕС напоминал закрытый клуб, члены которого были обеспокоены наплывом "бедных родственников" с востока, то теперь сами потенциальные новички не спешат ломиться в европейскую дверь, размышляя над тем, так ли уж много выгод принесет им членство. Тем более что добиваться его придется долго: переговоры Хорватии о вступлении продолжались без малого семь лет, а это относительно благополучная страна.
Наиболее очевидная причина новой волны "усталости от расширения" – нынешние экономические трудности ЕС, в первую очередь еврозоны. Да, Европейский союз явно устал. Очевидно также, что идеологические вожди Brexit переоценили значение Великобритании в экономике ЕС: оказалось, что Лондон гораздо больше зависит от партнеров по союзу, чем они от Великобритании. Но теперь "евросепаратисты" хотели бы спрятаться за спинами избирателей, убеждая их в том, что раз политический мазохизм не удался, надо попробовать политический садизм - резкий односторонний разрыв всех связей с континентом. С континентальной же точки зрения, нельзя участвовать в едином рынке на тех условиях, которые хотел бы Лондон.
Так, Норвегия и Швейцария не рвутся в ряды ЕС, но и не требуют для себя особой роли. Очевидно, чтобы справиться с этим кризисом, понадобится какой-то глобальный пересмотр общественного договора и реформирование всех социальн­ых институтов – в том числе и самого Евросоюза, который сегодня является не только способом решения проблем, но и во многом их источником. Как это все будет выглядеть на практике, сегодня никто не знает, но если что-то хорошее и есть в Brexit, так это тревожный звонок для Европы.


Н.ГУЛИЕВ

.