Многие наши граждане уверены, что отечественная экономика зависит исключительно от двух видов ресурсов — нефти и газа. Хотя и за последние годы власти приложили значительные усилия для того, чтобы принципиально перестроить доходы страны в пользу других видов экспорта, но избавиться от нефтяной иглы мы никак не можем.
В 2020 году трансферты из Государственного Нефтяного фонда в госбюджет составят 11 млрд. 560 млн. манатов, что по сравнению с бюджетом 2019 года больше на 0,1%. Сравнительные оценки, проведенные на основе официальных отчетов Госкомстата, Министерства финансов и Государственного таможенного комитета, показывают усиление зависимости экономики Азербайджана от природных и невозобновляемых ресурсов за последние 2 года и 4 месяца. Одним из основных факторов, обуславливающих это, является проциклический характер расходов при управлении нефтяными доходами в Азербайджане.
Так, темп расходования нефтяных доходов зависит от объема поступлений от экспорта сырой нефти, нефтепродуктов и природного газа, при росте валютных доходов от экспорта сырья увеличиваются и расходы бюджета, а при снижении - уменьшаются. На фоне углубляющихся политических противоречий в регионе и глобальных экономических войн в мире, нефтяные цены резко пошли по наклонной. Специалисты предрекают в ближайшей перспективе обвал цен с прогнозом воистину мизерной средней стоимости в 40 долларов за баррель и даже меньше того. А это означает, что все те нефтедобывающие страны, где себестоимость извлечения из недр углеводородов высокая, а также те государства, которые взвалили основную тяжесть бюджета на свой нефтяной сектор, окажутся в катастрофической ситуации.
Естественно, эти прогнозы не касаются такой страны, как, например, Норвегия, где нефтедобыча явилась лишь мощным подспорьем для основания и развития очень сильной и диверсифицированной экономики. Бюджет королевства никогда не пользовался и не пользуется прямыми перечислениями из государственных фондов, куда стекаются доходы от продажи нефти. Эти фонды аккумулируют свои активы совершенно автономно и вкладывают их в перспективные проекты ненефтяного сектора, в результате чего экономика Норвегии неуклонно растет, ни в коей мере не страшась спада или даже обвала нефтяных котировок.
Или возьмем, к примеру, Саудовскую Аравию. Эта страна обладает внушительной долей мировых углеводородных запасов, но главное - себестоимость их добычи здесь самая низкая в мире. Она находится в районе 15-20 долларов за баррель. Именно эти два обстоятельства (колоссальный объем запасов и сверхнизкая себестоимость добычи) дают возможность саудитам не только не опасаться обвала цен, но и зачастую самим играть на понижении ради удара по конкурентам. Но даже имея такие гибкие возможности на мировом рынке, Саудовское королевство серьезно задумывается об отрыве госбюджета от «нефтянки» и развитии ненефтяных линий экономики. В Эр-Рияде уже назрело понимание того, что эпоха нефтяного бума клонится к закату, и если королевство в ближайшее время не предпримет деятельных шагов в сфере индустрии, IT-технологий, торговли и нерелигиозного туризма, то страна непременно окажется на пороге банкротства.
Судя по показателям, о которых мы писали выше, Азербайджану так и не удалось избавиться от «нефтяной иглы», республике не удалось диверсифицировать экономику. Экспорт нефтяных поступлений страны обеспечивают одни лишь углеводороды. Если же цена нефти на мировом рынке скатится до 40 долларов за баррель, как прогнозируют международные эксперты, это станет катастрофическим сценарием для отечественной экономики. 
И еще следует констатировать, что «подушка безопасности», заложенная в Нефтяном фонде Азербайджана, так и не смогла свести к минимуму потери государства, частного сектора и простого обывателя от последствий кризиса. А если ожидаемый нынешний обвал цен будет иметь не временный характер, а ознаменует начало конца нефтяной эпохи с ее легкими деньгами, то нетрудно догадаться, что ожидает такие страны, как Азербайджан, даже с его сорокамиллиардной подушкой безопасности.
Сразу же отметим, что правительство значительно увеличило прогноз по дефициту госбюджета на 2020 год по сравнению со своим же предыдущим прогнозом. Теперь только рост дефицита составляет 1 млрд. 133,7 млн. манатов, или 1,4% ВВП. А в целом прогноз по дефициту бюджета возрос до 2 млрд. 779,2 млн. манатов, или 3,3% ВВП. Конечно, растущий дефицит бюджета не дает повода для особой радости, но Минфин обещает свести к минимуму его возможные последствия.
Как быть Азербайджану на фоне столь неоднозначных прогнозов и встречных трендов на рынках? Было бы слишком просто в данном случае предложить инертно развивать ненефтяную экономику. Рецепт известный и давно реализуется. Развивать этот сектор надо с учетом новых макроэкономических реалий, которые в своем недавнем выступлении отметили представители другого известного рейтингового агентства Moody’s Investor Services. 


Р.ВЕЛИЕВ

.