По мнению нашего правительства, продажа и производство легковых автомобилей является индикатором развития азербайджанской экономики. Иначе нельзя объяснить стремление правительства чуть ли не каждый год запускать в эксплуатацию очередной завод по производству легковых автомобилей. Вместе с тем Государственный таможенный комитет, который обычно не отличается особой детализацией предоставляемой статистики, как ни странно, о легковых автомобилях сообщает все детали на ежемесячной основе. В принципе, на основе данных по импорту легковых авто мы кое-как можем судить как об уровне доходов и покупательской способности населения, так и о административных барьерах в импорте товаров в Азербайджан. 
В свое время импорт автомобилей в Азербайджан чуть ли не достигал сотни тысяч. Сейчас уже такого нет, но по сравнению с предыдущими годами, в 2019-м наблюдается оживление. Так, за 10 месяцев текущего года было импортировано почти 32 тыс. автомобилей, что практически в 2 раза больше соответствующего показателя 2018 года (в 17,3 тыс.). Одновременно в стране было произведено 1880 легковых автомобилей. Изучая импорт, мы можем сказать, что от месяца к месяцу, за некоторым исключением, импорт растет. Если в январе 2019 года импорт составлял 2,3 тыс. штук, то в октябре уже 4,1 тыс.
А вот с производством дела обстоят немного иначе. В свое время заявлялось о том, что один из заводов (Нефтчалинский) способен произвести 3-10 тыс. автомобилей за год, а Нахчыванский – 5 тыс. Но, как видно, ни один из них даже не приблизился к соответствующим показателям. Значительная часть произведенных авто приходится на Нефтчалинский автомобильный завод. Но можно видеть довольно отчетливую тенденцию более или менее стабилизации производства. Так, если в январе было произведено 89 автомобилей, а в апреле 153, то в мае вовсе 488. То есть от месяца к месяцу заводы работали как небольшие цеха: есть заказ, то производят, а нет заказа, то они останавливаются. Довольно странное поведение для заводов. Но вот с июля и по октябрь можно видеть, что ежемесячно в стране производится ровно 192 автомобиля. 
Таким образом, в среднем в стране ежедневно с конвейера сходит 6 автомобилей. Это, конечно же, лучше показателя 2018 года. Тогда за 10 месяцев было произведено 610 автомобилей (то есть в среднем 2 в день). При этом в январе, феврале и мае 2018 года не было произведено ни одного автомобиля, а в июне, видимо, случайно собрали 1 автомобиль. Основное производство пришлось на конец года (запуск Нефтчалинского завода). 
А как же с продажами? В первую очередь стоит отметить, что запуск местного производства, не сильно изменил рынок. По итогам 10 месяцев 2019 года, доля импорта на рынке составила 94,4%, а в 2018 году соответствующий показатель составлял 96,6%. Рост местного производства в 3 раза, увеличил долю местной продукции лишь на 2,2%.
А как вообще происходит продажа местной продукции? Если проанализировать реестр государственных закупок, то выясняется, что 607 автомобилей у ООО «Азермаш» были приобретены различными государственными структурами. У НазЛифана соответствующий показатель составляет 45 автомобилей. При этом существует еще немалое количество структур, которые приобрели данные автомобили, видимо, иным путем (так как представитель завода сообщал в начале 2019 года о доле госзаказов в 60%). Основным покупателем местных автомобилей является Министерство труда и социальной защиты. Они приобрели как минимум 592 автомобиля для распределения их между инвалидами и другими социально незащищенными группами населения. Стоит отметить, что, видимо, за счет госзаказов количество автомобилей на складах резко сократилось к середине года. Но вот к концу года опять стало расти. Так если по итогам января на складах оставалось 190 автомобилей, то к концу октября их число составило 367. 
Возникает своеобразная коллизия. Значит, Минтруда и соцзащиты приобретает для инвалидов автомобили по стоимости 12-18 тысяч манатов в среднем. А вот какие авто они покупают для себя? К примеру, согласно одному из последних тендеров, Госфонд соцзащиты (входящая в структуру того же министерства) приобрел 4 автомобиля марки «Субару» (Япония) по средней стоимости в 47,5 тысяч манатов. А, к примеру, Государственная служба занятости (при том же министерстве) приобрела машину марки Toyota за 68,7 тыс. манатов. Среди других государственных органов можно отметить Управление охраны Сабунчинского района, которое приобрело автомобиль «Субару» за 93 тысячи манатов, и Миграционную службу, купившую легковой автомобиль за 166 тысяч манатов. Интересно, что мешало данным органам купить те же автомобили, что они выдают бесплатно инвалидам и социально незащищенным группам? Или у управления охраны какие-то особые цели, требующие «Субару», а у Миграционной службы возникла срочная необходимость в BMW? 
А вот о развитии экономики можно судить по производству специализированных и грузовых автомобилей (т.н. коммерческое транспортное средство). А тут ситуация оставляет желать лучшего. По официальным данным, в 2019 году Азербайджан произвел 15 против 167 за тот же период 2018 года. Видимо, дела у Гянджинского автомобильного завода не так хороши.


Т.МАШАЛЛЫ

.