Министерство финансов России и Министерство казначейства и финансов Турции подписали соглашение о расчетах и платежах в национальных валютах, сообщил российский Минфин. Как отмечается в сообщении, документ направлен на "расширение и укрепление межбанковского взаимодействия, а также обеспечение бесперебойности расчетов между хозяйствующими субъектами двух стран". С российской стороны соглашение подписал первый вице-премьер — министр финансов Антон Силуанов, с турецкой — министр казначейства и финансов Берат Албайрак. Основной целью в Минфине назвали увеличение и постепенный переход к использованию рубля и лиры при расчетах между Россией и Турцией, создание соответствующей инфраструктуры финансового рынка и повышение привлекательности нацвалют для компаний. Для повышения уровня ликвидности российскими и турецкими эмитентами будут развиваться инструменты выпуска долговых ценных бумаг на рынках двух стран. "Подписание соглашения является важным шагом для дальнейшего расширения и развития взаимовыгодного и равноправного торгово-экономического сотрудничества между Россией и Турцией", — говорится в сообщении. По итогам 2018 года товарооборот между Россией и Турцией вырос на 16 процентов и достиг 25,5 миллиарда долларов. Но пока не совсем понятно, идет ли речь, действительно, о конкретных соглашениях или всего лишь о регулярно высказываемых политических намерениях. Ведь о том, что Турция собирается перейти в торговле с Китаем, Россией и Ираном на национальные валюты и уже готовит конкретные шаги в этом направлении, Эрдоган заявлял, к примеру, еще в декабре 2016 года. Курс на дедолларизацию внешней торговли и всей экономики давно уже провозглашают и в России. Впрочем, в условиях угрозы новых санкций США, в Анкаре и в Москве сейчас все более определенно говорят о подготовке отказа от использования валюты США. "Настал момент, когда мы должны от слов переходить к делу, избавляться от доллара как средства взаимных расчетов, заниматься поиском других схем. Слава богу, это происходит, и мы будем форсировать такую работу", - заявил, например, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков в интервью журналу "Международная панорама". Так что давайте предположим, что Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин, определяющие экономическую политику своих стран, на самом деле вскоре договорятся о переходе к двусторонней торговле за турецкие лиры и российские рубли. Что это будет означать для тех компаний в России, которые продают свою продукцию в Турцию или импортируют турецкие товары? И в какой мере это может коснуться российских туристов? Турция - важный внешнеторговый партнер России. Это второй по значению после Германии рынок сбыта для "Газпрома", крупнейший в мире покупатель российских металлов и изделий из них и второй после Египта импортер российской пшеницы. Российские металлурги, к примеру, выручили в 2017 году на этом рынке почти 5 миллиардов долларов.
Если и у них, и у российских газовиков, и у аграриев экспортная выручка на турецком направлении впредь будет исчисляться в лирах, это будет означать для "Газпрома" и других поставщиков резкое увеличение валютных рисков. Ведь турецкая лира - это денежная единица страны, в которой темпы инфляции достигли в августе, согласно опубликованным 3 сентября официальным данным, 17,9 процента - самого высокого уровня с 2003 года.
При подобной инфляции опасность дальнейшей девальвации турецкой лиры, которая и так уже потеряла с начала года примерно 40 процентов своей стоимости по отношению к доллару США (а с начала 2015 года обесценилась более чем в 2,5 раза), очень высок. От небольшой девальвации можно, конечно, подстраховаться, однако любое хеджирование, особенно при высокой волатильности, стоит больших денег, что существенно снижает прибыль экспортера. Однако это не пугает стороны. Доллар США становится ненадежным инструментом для расчетов в международной торговле. Об этом заявил первый вице-премьер, министр финансов РФ Антон Силуанов. Силуанов, в отличие от того же главы банка ВТБ Андрея Костина или советника президента Сергея Глазьева, неоднократно публично выступавших за полную дедолларизацию российской экономики, ранее в таких настроениях замечен не был. А тут министр финансов даже заявил, что не исключен переход на национальные валюты вместо доллара при торговле нефтью. «Не исключено. Мы существенно уменьшили наши вложения наших резервов в американские активы. По сути, уже доллар, который считался мировой валютой... становится рисковым инструментом для расчетов», — сказал он.
Западные аналитики смотрят, как Россия и некоторые другие страны закупают золото, и бьют тревогу. Они считают, что шанс отказа от доллара действительно есть и постоянные покупки золота – дополнительный признак этого. Правда экономисты и банкиры скептически относятся к этому: несмотря на то, что золото имеет внутреннюю ценность и не может полностью потерять стоимость, оно менее удобно для повседневных операций. Да и манипулировать им чуточку сложнее. Не зря же Никсон в 71 году отвязал доллар от золота. К тому же золота слишком мало, чтобы обеспечить современные потребности. Учитывая то, что всех реальных физических активов не хватит для оплаты производных финансовых инструментов, рассчитывать только на золото – неразумно. Хотя запастись в личных целях – очень даже разумно. Остается только постепенно переходить к новым договоренностям и искать альтернативу, что сделали Анкара и Москва.


Н.ГУЛИЕВ

.