Азербайджан имеет высокую сырьевую зависимость. Скажем, в прошлом году на нефть и газ пришлось примерно 40% ВВП, 81% доходов от экспорта товаров и услуг и две трети налоговых поступлений. Но в условиях снижения нефтяных цен власти настойчиво защищают курс 1,7 AZN / USD. Это становится дорогостоящим и неустойчивым, считают аналитики Fitch Ratings
Аналитики этого агентства уверены, что даже при снижении спроса на валюту, темпы ее продаж потребуют «просадки» активов Азербайджана для защиты маната на фоне низких цен на нефть. «Наш прогноз по Азербайджану отражает влияние комбинированного шока от снижения цен на нефть и пандемии COVID-19 на внешние резервы и риск значительной макроэкономической корректировки... Очень сильный внешний баланс Азербайджана (суверенные чистые иностранные активы составляли 84% ВВП на конец 2019 года) поглощает большую часть влияния более низких цен на нефть», - сообщили в международной структуре, имея в виду, что убытки от падения цены на «черное золото» будут покрыты за счет суверенного фонда.
Так оно и случилось. Государственный нефтяной фонд Азербайджана увеличил продажи долларов в текущем году, тогда как поступления в «народную копилку» сократились. А по итогам этого было достигнуто двукратное отрицательное сальдо между расходами и доходами ГНФАР. Например, за январь-октябрь текущего года по линии суверенного фонда было продано валюты на 6 170,4 млн. долларов, что на 19,4% больше, чем за тот же период прошлого года. И хотя, по сравнению с сентябрем, в октябре валютные продажи сократились на 7,6% — с 560,3 млн. до 606,4 млн. долларов, годовой расклад расходов и доходов свидетельствует о сокращении активов ГНФАР. И это вполне объяснимо, поскольку фонд будущих поколений выступает в настоящее время основным источником продажи валюты на валютных аукционах.
Согласно последним коррективам в государственный бюджет, фондом будет продано иностранной валюты в этом году на 6,8 млрд. долларов. По данным аналитиков, несмотря на снижение нефтяных поступлений, бюджетные трансферты ГНФАР в этом году даже возросли. А это означает, что на валютных торгах текущего года будет продано валюты больше, чем ее получит ГНФАР от прибыльных нефти и газа. Для сравнения: за истекшие месяцы поступления в фонд от продажи прибыльной нефти и конденсата с блока «Азери-Чираг-Гюнешли» и газоконденсатного месторождения «Шахдениз» не превысили 3,057 млрд. долларов. При этом фондом было продано на валютных торгах Центробанка 6,216 млрд. долларов. Таким образом, доходы фонда оказались в два раза меньше расходов.
В целом же за бюджет Государственного нефтяного фонда (ГНФАР) претерпел в сентябре этого года ожидаемые изменения, обусловленные снижением доходов от нефти и ростом объема финансовых перечислений в государственную казну. В результате этого доходная статья в бюджете суверенного фонда значительно сократилась, а расходная претерпела изменение в сторону роста, обнажив значительный дефицит. Согласно поправкам, опубликованным на сайте главы государства, доходы ГНФАР на текущий год пришлось понизить с 12 млрд. 384 млн. 88,2 тыс. манатов до 7 млрд. 832 млн. 893,4 тыс. манатов. Расходы, напротив, возросли до 12 млрд. 439 млн. 910,3 тыс. манатов. В результате прогнозируемый дефицит бюджета ГНФАР достиг 4 млрд. 607 млн. 16,9 тыс. манатов.
В долларовом эквиваленте доходы фонда сократились к прошлогодним на 36,8% — с 6,2 млрд. долларов до 3,9 млрд. долларов, а расходы увеличились на 7,3% — с 6,8 млрд. долларов до 7,3 млрд. долларов. Поскольку пересмотр параметров бюджета ГНФАР был обусловлен резким падением нефти, балансирующая бюджет цена барреля была понижена с 55 до 35 долларов.
О том, что параметры бюджета Госнефтефонда будут пересмотрены, экономисты говорили еще на заре падения нефтяных индексов в мае текущего года. Особо отмечалось, что обеспечить прежнюю его доходную часть невозможно из-за удешевления углеводородов.
К этому стоит добавить, что до 60% прямых доходов бюджета на текущий момент зависит от главного экспортного ресурса, а ведь есть еще косвенные поступления в виде налогов от сырьевого сектора. Доля нефтяных поступлений в госбюджете достаточно высока, но на текущий момент нет иных вариантов покрытия расходов, обусловленных ростом зарплаты, пенсий и прочими социально направленными решениями правительства. Несмотря на снижение нормы отсечения до 35 долларов за баррель, доля нефтяных доходов в обновленном бюджете была увеличена за счет роста трансфертов из ГНФАР. Другой немаловажный момент в проекте поправок и изменений госбюджета этого года связан с упразднением бюджетного правила.
Это означает, что действующий в рамках правила верхний порог трансфертов из ГНФАР в «народный кошелек», применявшийся в соответствии с новыми бюджетными правилами, в финансовом документе этого и следующего года соблюдаться не будет. И хотя, на взгляд ряда экспертов, преобладание нефтяных доходов является вполне адекватным и оправданным, поскольку нефтяной сектор дает основу национального дохода и, безусловно, фискальная нагрузка на углеводородные сферы должна быть адекватной ее роли в экономике, есть противоположные мнения. Они заключаются в том, что именно снижение зависимости экономики от нефти и нефтепродуктов является важнейшим условием экономического роста, финансовой стабильности и устойчивости нашей валюты.


Т.САМОЙЛОВА

.