Карантин изменил привычный уклад жизни и серьезно повлиял на людей во всем мире. Кризис не обошел стороной и нашу страну. Стресс, вынужденные  карантинные меры, безработица, безденежье… И мы уже начали забывать о давних азербайджанских традициях. Например, о повышении тарифов на определенные услуги практически сразу после праздников (или же в преддверии праздников). Но Тарифный совет не дремлет. 
Так, согласно решению Тарифного совета (ТС) от 4 января 2021 года (выходной день!), тарифы на автомобильный бензин марки АИ-92 (единственная марка бензина, которая регулируется государством) и дизельное топливо были повышены. Если в случае с автомобильным бензином цена выросла на 0,1 маната и составила 1 манат за литр, то в случае с дизелем рост составил 0,2 маната, в результате чего его цена достигла 0,8 манатов. 
Стоит отметить, что также было принято еще четыре решения о различных тарифах. К примеру, впервые с 2010 года были изменены тарифы на государственные услуги по технической инвентаризации, регистрации и кадастра собственности. Если ранее инвентаризация 1 квадратного метра квартиры в многоквартирном доме обходилась в 0,4 маната, теперь - 0,85 маната. В этом же духе изменены все остальные тарифы, связанные с бывшим Госкомимущества. Кроме того, установлены новые цены на 327 лекарств. Интересно, что ранее государство регулировало также тарифы на оказание фитосанитарных услуг. Теперь же этого делать не будет.
Общественность больше всего взволновала новость о повышении цены на бензин и дизель. Ведь логично предположить, что это окажет влияние на все слои населения. Тарифный совет заранее это предусмотрел, поэтому на своем сайте опубликовал даже краткое, но все-таки обоснование данного решения. Интересно, что отсутствует обоснование насчет повышения расценок на услуги по кадастру, изменения цен 327 лекарств и приостановке государственного регулирования фитосанитарных услуг. Видимо сочли, что это не так важно. 
Из сообщения ТС выясняется, что Государственная нефтяная компания (SOCAR) обратилась к Тарифному совету с предложением повысить розничные цены на природный газ, бензин марки АИ-92 и дизельное топливо. Учитывая принципы прозрачности, SOCAR вообще-то должен был еще и уведомить общественность. Но когда это было видно, чтобы SOCAR о чем-то сообщал нам? 
Несмотря на экономическое обоснование, ТС отказался повышать расценки на природный газ, ввиду проводимой государством «социальной политики». Видимо, такое решение было неожиданно и для самого Тарифного совета: в кои-то веки они вспомнили о социальной политике. Повышение цен на бензин и дизель же SOCAR объяснил повышением качества (доведением до евростандартов: дизель должен перейти на стандарт Евро-5 в июне 2022 года, а бензин АИ-92 в июне 2023 года), улучшением экологической среды, работами по реконструкции и модернизации в сфере нефтепереработки. Правда, как они намерены улучшать экологическую среду – непонятно. Единственным предложением из всего обоснования, свидетельствующим об этом, является лишь сокращение разницы в цене между бензином и дизелем с 0,30 ман. до 0,20 ман. Как это повлияет на экологию, непонятно (стоит отметить, что и в целом в последние годы число автомобилей, использующих дизельное топливо, значительно сократилось). 
А уже далее обоснование свелось к тому, что «мы вынуждены были сделать» и «цены у нас все равно ниже». Указано, что цена на бензин АИ-92 в сравнении со многими странами СНГ у нас ниже. Сравнение по бензину было осуществлено с 4 государствами, а по дизелю с 6 государствами. К примеру, согласно их данным в России, средняя цена на АИ-92 составляет 1 ман. (43,8 рублей) за литр, а дизель 1,12 манат. (хотя 48,08 рублей, а это 1,10) за литр. Но сравнение интересно тем, что из 4 государств, непосредственно нефтяной является лишь Россия, а Грузия, Украина и Беларусь импортируют нефть (при этом Украина импортирует бензин из Беларуси). Во-вторых, в России цена на дизель выше цены на АИ-92, а у нас же - наоборот. И что это может значить? В данном случае некорректно сравнивать со страной, где тарифы установлены совершенно по-другому.
Сравнивать со всей Россией тоже как-то странно. К примеру, в Тюменской области можно купить тот же бензин даже за 0,95 ман. И вообще, что нам дает сравнение с другими странами? К примеру, средняя заработная плата в России по итогам января-сентября составила 49,3 тыс. рублей, или 1129 манатов. А в Азербайджане за тот же период 706,6 манатов. Иными словами, цена на АИ-92 одинакова, но разница в средней зарплате составляет 59%. И это нам что-то дает? Если уж Тарифный совет взялся за сравнение, то его нужно вести до конца, а не останавливаться на отдельном моменте. Но в любом случае решения никогда не принимаются на основе сравнения с другими государствами. Азербайджан уже неоднократно находился в группе нефтедобывающих стран, имеющих наиболее высокую цену на топливо
ТС также отмечает, что при последнем изменении цен на дизель и бензин средние зарплаты были ниже. Но при этом откровенно забывает, что 425 манатов в 2013 году это почти 540 долларов, а 704,5 маната в 2020 году – это 414 долларов. То есть в долларовом выражении зарплаты за 7 лет снизились на более чем 120 долларов. Оправдываясь, они отмечают, что АИ-92 используется лишь на личных автомобилях (то есть максимум может оказать влияние на такси, да и это неважно) и повышение цены будет стимулировать переход на более экономные модели (почему в таком случае не стимулировать импорт гибридов, электрокаров – непонятно). А вот с дизелем так не получится. Он используется на сельскохозяйственной технике и общественном транспорте (наряду с личным транспортом). А это значит рост цен. Дабы предотвратить рост цен на общественном транспорте, до конца месяца будет опубликована программа поддержки компаний данного сектора. А для сельского хозяйства будут пересмотрены субсидии. 
Суть в том, что фактически данные меры поглотят, если не превысят, дополнительные доходы от повышения цен на топливо. Какой тогда смысл в том, чтобы их повышать? Может, было бы куда легче не поднимать цены на дизель? То есть в результате повышения будет создана дополнительная система, что увеличит расходы госбюджета не только на субсидии и компенсации, но и на содержание самой системы.
С другой стороны, если неожиданно вспомнили об экологии, то повышением цен данный вопрос никак не решить. Для улучшения экологической ситуации необходимы десятки различных мер, а повышение цен на дизельное топливо точно не первое в их числе. В чем же был смысл? Видимо, это все-таки новогодний подарок от правительства или своего рода предупреждение о начавшемся 2021 годе.


Т.МАШАЛЛЫ

.