Встреча представителей государств-членов Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) вероятнее всего состоится в начале июля в Вене. Об этом заявил министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халед аль-Фалех на полях встречи министров энергетики и экологии G20 в Японии. Министр высказал надежду, что на этой встрече "страны смогут достичь консенсуса по продлению соглашения о сокращении добычи нефти". 
Ранее он уже заявлял, что ОПЕК близка к заключению подобного соглашения, хотя, как сам же заверял, еще были необходимы и переговоры со странами, не входящими в этот нефтяной картель, но принимающими участие в соглашении. Цена марки Brent, которая является мировым эталоном, сразу отреагировала на инцидент в Омурском проливе подорожанием на 4,5 процента до 62 долларов за баррель. 
"На нефтяном рынке были убеждены, что геополитическая напряженность между странами Ближнего Востока пошла на убыль, но она вновь дала о себе знать, что привело к увеличению надбавки за риск и вызвало опасения по поводу сбоев в поставках", - объяснил глава отдела исследований фирмы Sucden Financial Research Джорди Уилкс газете Wall Street Journal. До скачка цен был наплыв предложений на продажу, что связано со снижением прогнозов по росту спроса на нефть от Управления энергетической информации, а также пессимистическими данными по ценам, которые поступали из Управления энергетической информации и Американского нефтяного института. Несмотря на новые нападения в четверг, "тенденция к понижению на нефтяном рынке сохраняется, и основополагающие факторы по-прежнему присутствуют", заявил старший аналитик венской консалтинговой фирмы JBC Energy Юджин Линдел. В условиях роста напряженности между ближневосточными нефтяными гигантами все внимание будет приковано к саммиту ОПЕК и союзников картеля. На рынке ожидают, что эта организация продлит сокращение квот на добычу.
В мае 2018 года США, несмотря на критику со стороны европейских партнеров, в одностороннем порядке вышли из ядерной сделки с Ираном. В ноябре Вашингтон возобновил санкции в отношении Тегерана, потребовав от государств-союзников прекратить покупать иранскую нефть под угрозой штрафных мер для компаний-закупщиков. Но на несколько месяцев сделал исключение для восьми стран. Еще до этого момента в США подчеркивали, что администрация президента США Дональда Трампа и ее союзники твердо намерены "поддерживать и расширять экономическое давление" на Иран. Ограничительные меры нанесли существенный удар по иранской экономике. В ответ Иран пригрозил заблокировать поставки нефти в Персидском заливе через Ормузский пролив. Сейчас Иран разрешает пользоваться своими территориальными водами на добровольной основе.
Эксперты говорили, что от блокировки пролива скорее пострадает не нефтяной, а газовый рынок (через пролив транспортируется 30 процентов торгуемого на мировом рынке сжиженного природного газа), поскольку есть еще четыре нефтепровода. Не имея возможности увеличивать объемы поставок нефти, Тегеран максимально заинтересован в росте цен. Рост цены нефти на $1 за баррель теоретически увеличивает доходы Ирана на $1,3 млн. в день. Например, в результате диверсии против нескольких танкеров Саудовской Аравии в водах ОАЭ 13 мая цены выросли примерно на $2 за баррель, до $72,5, но затем снизились до $70,5, несмотря на атаку на объекты нефтепровода в Саудовской Аравии. 
«Не думаю, что Иран ради цены на нефть мог решиться на диверсию против танкеров. Ведь так можно попасть под удар»,— сказал старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин. Впрочем, он не исключил, что в Иране есть силы, которые теоретически могут пойти на обострение ситуации. И именно этим силам играют на руку США. Эксперт напомнил, что в апреле Иран внес CENTCOM в список террористических организаций в ответ на аналогичные действия США в отношении иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР). «По сути, иранцы сделали легитимной борьбу с американскими военными, которые теперь для них стали террористами. Вашингтон сам спровоцировал этот виток эскалации в регионе, как и в целом напряжение ситуации вокруг Ирана. Все началось год назад, когда США вышли из "ядерной сделки" — Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). С тех пор ситуация только ухудшилась»,— считает эксперт. «Большой войны между США и Ираном не будет. Но это не значит, что случайный инцидент не приведет к эскалации конфликта»,— считает Сажин. Иран укрепил свою нефтяную промышленность, прежде чем США вышли из ядерной сделки. Однако он не воспользовался возможностью и не заключил контракты с важными партнерами на разработку или экспорт газа. Его бюджет гораздо меньше зависит от нефти, чем бюджет других нефтяных государств. Однако большая часть его экспорта приходится на нефть и нефтехимические продукты, которые США пытаются ограничить.
Замаскированные продажи нефти удерживают экономику на плаву, но США в значительной степени выиграли первую битву с использованием санкций. Выход из ОПЕК или использование проблем в Ираке помогут сместить акцент. Тегерану придется положиться на Пекин, надежного покупателя. Хотя он обеспокоен тем, что его могут принести в жертву торговому соглашению с Вашингтоном. Китаю стоит взвесить все «за» и «против» эфемерной сделки с администрацией Трампа и надежных поставок дисконтированной нефти. Остаются еще 3 игрока. Однако они не играют решающей роли на рынке нефти. Для будущего ядерной сделки Европа важна с дипломатической точки зрения. Но ее НПЗ и финансовые институты слишком тесно связаны с США, чтобы игнорировать или обходить американские санкции. Индия стоит перед лицом реальных проблем, продолжая покупать иранскую нефть. Она не воспользовалась своей ролью потенциального азиатского противовеса Китаю.


Н.ГУЛИЕВ

.