Как только Азербайджан столкнулся с кризисом в 2015 году, правительство неожиданно вспомнило о том, что еще в 90-х годах планировалось осуществлять политику приватизации государственного имущества. И действительно, в настоящее время на государственном балансе находятся сотни и сотни предприятий, которыми никто не пользуется, и даже непонятно, что с ними делать. Практически сразу был опубликован список предприятий и объектов, которые правительство намерено в ближайшее время приватизировать. Но если подробнее рассмотреть данный список, то можно узнать, что за прошедшие четыре года практически ни один из указанных объектов так и не был приватизирован.
В целом, в последнее время в сфере приватизации разве что был лишь разработан неплохой сайт для ознакомления хотя бы с объявлениями. При этом данный сайт ничего не сообщает о тех, кто приобрел государственную собственность. Несмотря на то, что при открытом ведении аукционов и инвестиционных конкурсов эти данные должны быть обнародованы. Правда, продаются в основном объекты коммерческой недвижимости, складские помещения, автомобили или иное реквизированное имущество. Но иногда бывают и продвижения.
Так, последние два года поступления по линии приватизации неожиданно возросли. Так, по итогам 2017 года в государственный бюджет поступило 106,5 млн. манатов, а в 2018 году 101,2 млн. манатов. При этом прогноз по поступлениям составлял 100 млн. манатов. Иными словами, удалось даже превысить прогноз. Правда, судя по заявлениям Государственного комитета по имуществу, превысить прогноз было не так сложно. К примеру, в одной из объявлений сообщали, что земля была продана за 60 тысяч манатов, что втрое дороже стартовой цены. Правда, немного непонятно, как определялась стоимость земли. Может, вообще цена была заложена ниже рынка? Каких-либо детальных данных Госкомимущество нам не предоставляет. Но из отзыва Счетной палаты, мы знаем, что в 2017 году поступления по линии продажи земли под приватизированными объектами и предприятиями составили 82,2 млн. манатов, а в 2018 году 65,6 млн. манатов (к этому стоит прибавить также примерно 8,6 млн. манатов от сдачи в аренду данной земли). Иными словами, мы обычно критикуем муниципалитеты, что они чуть ли не превратились в конторы по продаже земли, а тут выясняется, что и государство этим подрабатывает. Верно и то, что доля таких доходов снизилась с 77 до 65%, тем не менее, они продолжают занимать основную часть.
А что с реальной приватизацией? Вот тут проблемы. Основной заработок у них формируется от продажи различных участков, сдачи в аренду и продажи различного имущества (к примеру, автомобилей, телефонов и т.д.). По этому направлению, в 2017 году они получили 23,4 млн. манатов, а в 2018 году уже 31,1 млн. манатов. Это вроде бы и приватизация, но как бы основное государственное имущество оно не затрагивает. К примеру, нередко можно найти объявления о продаже по довольно низкой цене телефонов, изъятых на границе. Особого толку нет и от самих предприятий. В прошлом году они выплатили дивидендов на сумму в 40,3 тыс. манатов (в 2017 году 40,6 тыс.). Не Бог весть какой заработок.
Правда, некие продвижения все-таки есть. К примеру, крупные предприятия продаются в рамках инвестиционных конкурсов (которые предполагают наряду с выплатой определенной суммы за акции, также погашения обязательств перед работниками, инвестиций в инфраструктуру и т.п.). Но долгое время они были безуспешны. Мало кто решится вложить в Бакинский завод кондиционеров или иное крупное предприятие. Там даже непонятно, кто будет закупать продукцию. Ноль гарантий, при этом требуется немалый объем инвестиций. Но, видимо, определенные предприятия все-таки привлекли какой-то интерес. Если в 2017 году поступления по инвестиционным конкурсам составили 289 тыс. манатов, то в 2018 году 3466 тыс. манатов. Правда, кто и что приобрел – нам остается неизвестным. Госкомимущество не считает должным сообщать. Но они изменили своей привычке в 2019 году.
Так, пару недель назад, они решили почему-то сообщать об инвестиционном конкурсе, прошедшем еще в апреле. На инвестиционный конкурс был выведен ОАО «Варвара Балыг». Согласно сообщению, на конкурсе приняли участие 2 компании (вторая не называется). И, видимо, по странному совпадению обстоятельств, данная компания была продана ООО «Аз Варвара». Данная компания выплатила за акции 1,25 млн. манатов, и вдобавок она обязалась погасить обязательства перед работниками (примерно 3 с лишним миллиона манатов) и вложить 12 млн. манатов инвестиции в обновление оборудования. Данные инвестиции должны открыть 150 рабочих мест.
Сомнения в честности проведения конкурса появились сразу. Во-первых, названия довольно близкие. Никто в стране, видимо, и не слышал о рыбной компании «Аз Варвара», но она подала документы на конкурс. С помощью простейшего поиска в налоговом реестре коммерческих лиц, выясняется, что ее уставной капитал составляет 200 манатов. При этом, у купленного ею ОАО 3 млн. манатов. Несмотря на наименование, она зарегистрирована в центре Баку. Тут уже сразу могут закрасться предположения о том, что данная компания была специально создана для приватизации. Правда, основана она в 2016 году, а приватизировала госпредприятие в 2019 году. Видимо, уже тогда были сформированы планы по приватизации рыбных предприятий.
А исследуя дальше, выясняется, что у ООО «Аз Варвара» и крупнейшего участника рынка «Caspian Fish Co Azerbaijan» один и тот же директор – Манучехр Ахадпур. Видимо, в Госкомимуществе не решились проверить реестр коммерческих лиц. Иначе как объяснить то, что пока еще единственное приватизированное предприятие в рыбной сфере перешло к крупнейшему участнику рынка. Ведь государство обычно не занимается стимулированием деятельности монополистов, или занимается?


Т.МАШАЛЛЫ

.