:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Тревожные звоночки в экономике

Font

Остановить спад ВВП, как и промышленного производства, вот к чему должно стремиться любое правительство, которое ищет пути выхода из экономического кризиса. Справляется ли с этой задачей Кабинет министров Азербайджана? Факты показывают обратные процессы в нашей экономике.

За январь-апрель 2017 года объем промышленного производства в Азербайджане составил 12,6 млрд. манатов, в сопоставимых ценах на 6% меньше, чем за тот же период 2016 года, сообщает Госкомстат.

По официальным данным, с начала года промышленное производство в ненефтяном секторе выросло на 2,8%, в нефтегазовом секторе снизилось на 7,5%.

Тренд в падении промышленного производства в Азербайджане обозначился давно, а именно со снижением цен на нефть. В сырьевой экономике (в данном контексте – это нефть) по-другому и быть не может. На протяжении более десятка лет промышленное производство в нефтяной сфере росло. В остальных же сегментах экономики оно неуклонно падало. Если же верить отечественному Госкомстату, сейчас и в нефтяном секторе наблюдается спад производства. А это вполне резонно, учитывая острый кризис в нефтяной промышленности, связанный с падением нефтяных котировок.

С другой стороны, цифры, приведенные Госкомстатом относительно роста промышленного производства в ненефтяном секторе, вызывают сомнения, поскольку ненефтяной сектор азербайджанской экономики только-только падает признаки жизнеспособности.

Но этот рост в 2,8%, как говорится, погоды не делает. В конце концов экспортные возможности ненефтяных отраслей экономики находятся на самом низком уровне, а бюджету и экономике нужны деньги. Единственным источником пополнения госказны до сих пор остается нефтегазовый комплекс. То, что в нем наблюдается ощутимое падение промышленного производства, не может не настораживать, особенно в том, что касается перспектив отечественной экономики и противодействия экономическим вызовам.

Вместе с тем, зная, что Госкомстат всегда старается приукрасить картину, не исключено, что спад в ненефтяной сфере более значительный. И, конечно же, нехватка финансовых средств, вызванная спадом промышленного производства в нефтянке, не может не сказаться и на инвестициях в основной капитал.

Так, в январе-апреле этого года в Азербайджане на развитие экономической и социальной сферы из всех финансовых источников в основной капитал было направлено 4 533,4 млн. манатов, что на 3,5% меньше соответствующего показателя прошлого года.

Как сообщает Госкомстат, в нефтяной сектор вложено 2,98 млрд. манатов, в ненефтяной сектор – 1,551 млрд. манатов. На строительно-монтажные работы потрачено 72,7% общего объема инвестиций.

На строительство производственных объектов потрачено 83,9%, объектов сферы услуг – 11,2%, жилых домов общей площадью 506,5 тыс. кв. м – 4,9% общего объема средств. Из внутренних источников в основной капитал направлено 36,5% общих инвестиций.

В общем объеме инвестиций, направленных в основной капитал, на долю средств учреждений и организаций пришлось 72,8%, банковских кредитов – 10,8%, бюджетных средств – 10,3%, личных средств населения – 4,4%, средств внебюджетных фондов – 1,2%, прочих средств – 0,5%.

За первые 4 месяца этого года в Нахчыванской АР передано в эксплуатацию 4 общеобразовательные школы на 2 136 мест, дошкольные учреждения на 224 места, электрическая подстанция "Сарыджалар” напряжением 110/35/10 кВ.

Хотим мы это признавать или нет, но сокращения инвестиций в основной капитал означают сокращения инвестиций в социальную сферу. А ведь когда-то эта область была незыблемой в смысле повышения ее финансирования. Однако экономика диктует свои правила. Это - закономерный итог зависимости азербайджанской экономики от нефтяного сырья.

Более того, на фоне сокращения внутренних инвестиций в основной капитал и разрастания экономического кризиса могут сократиться и зарубежные инвестиции в азербайджанскую экономику. Нестабильность в экономике отпугивает потенциальных иностранных инвесторов. Если раньше нефтяной сектор их привлекал, то сейчас, по известным всем причинам, он теряет свою привлекательность.

Тем временем, даже по самым оптимистическим прогнозам экспертов, представителей нефтедобывающих стран и организаций, в 2017 году цена на «черное золото» вряд ли поднимется выше 55 долларов за баррель. Благоприятным стечением обстоятельств, влияющим на рост цены барреля, может считаться продление еще на девять месяцев договора по снижению добычи нефти странами, входящими в ОПЕК, и нефтедобывающими государствами, которые не являются членами этого картеля. Других убедительных причин для резкого скачка цен не видно. Но все мы были свидетелями того, что даже при существующих договоренностях фьючерсы на нефтяное сырье существенно падали. То есть полное единодушие в очередном сокращении добычи нефти никак не гарантирует стабильность на нефтяном рынке.

К тому же нельзя забывать о дестабилизирующем факторе - об американской сланцевой нефти, добыча которой будет повышаться по мере роста цен на «черное золото».

Такая нерадужная ситуация, сложившаяся на нефтяном рынке и в части падения промышленного производства в Азербайджане, свидетельствует о необходимости развивать экономику вне зависимости от стабильности или нестабильности на нефтяном рынке. Но проблема в том, что большинство нефтеносных стран, включая Азербайджан, десятилетиями выстраивали экономическую политику, полагаясь на высокую цену на нефть. И вот так сразу отказаться от этой привычки, не предлагая взамен ничего существенного, не представляется возможным. Собственно, эта неуверенность в позиции стран-экспортеров нефти и проявляется во всем.

А.МАМЕДОВ





Loading...