:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Вагиф Байрамов: Мечтаю создать школу самбо имени тренера Абульфаза Алиева!

Font

Агдам – крупнейший город Карабахского региона Азербайджана. Можно сказать, один из центров советского виноделия, райский уголок для отдыха у подножья карабахского хребта! Но Агдам славится также многочисленными исполнителями знаменитого на весь мир мугама. К тому же это - малая родина многих выдающихся спортсменов - как нынешних, так и бывших. Собственно говоря, преемственность поколений тут так четко проявляется, что невольно скажешь о том, что бывших спортсменов не бывает! Из поколения в поколения спорт, в частности, - борьба, о которой пойдет речь в нашем статье, прививается в этом крае.
Ну а нашим собеседником сегодня стал выпускник Азербайджанского сельскохозяйственного института, у которого за плечами служба в армии в спорт-роте одной из воинских частей в Баку, представитель еще советской школы вольной борьбы и самбо, призер и победитель многих турниров и чемпионатов по самбо - как республиканского, так и международного уровня (включая универсиады) - Вагиф Байрамов.

- Вагиф муаллим, что для Вас спорт, в целом, и самбо, - в частности?
- Спорт — это образ моей жизни. Что касается самбо — это, как известно, целая система воспитания и при этом настоящая наука обороны, а не нападения. Самбо так и переводится – «самооборона без оружия».


- Как Вы пришли в самбо?
- Я бы сказал в борьбу, поскольку я, как и многие самбисты, вначале познавал азы вольной борьбы. Влюблен я в этот вид спорта, можно сказать, с младенческого возраста. Когда мои сверстники дни напролет бессмысленно бегали по двору, я буквально прилипал к экрану телевизора в надежде посмотреть любые соревнования, в которых была борьба. Ну а в секцию борьбы ходить стал с 10 лет. При этом дома на протяжении нескольких лет об этом никто не знал. Отец, к примеру, видел мою увлеченность к этому виду спорта, но был категорически против того, чтобы я стал заниматься им. Конечно же, я не осуждаю, просто тогдашние стереотипы - типа ребенок может поломать руку или ногу - ставились во главу угла многими родителями. А тем более он очень хотел, чтобы я стал музыкантом и даже нанял для меня педагога по игре на гармони. Однако любовь к спорту оказалась сильнее этих вполне обоснованных беспокойств моего отца. Как тут не сказать о том, сколько удивления и возмущения вызвала у него весть о том, что его сын уже несколько лет занимается вольной борьбой! А было это так. Отец постригался в парикмахерской, которая находилась рядом с тем спортивным залом, где проходил чемпионат республики, в котором я участвовал. Вот так - совершено случайно один из посетителей сказал ему: «Ты пойдешь смотреть, как борется твой сын?» Конечно же, дома был обстоятельный разговор насчет этого, но, в принципе, все обошлось.

- Какими качествами должен обладать спортсмен?
- В первую очередь самбист должен обладать характером и силой воли. Основной целью же должно быть – достижение высоких результатов. А без высокой физической подготовки этого, в принципе, добиться нельзя.

- Вагиф, почему вольной борьбе Вы предпочли самбо?
- Это отдельная история, которая непосредственно касается предыдущего вопроса о характере. К этому моменту мне доводилось участвовать во многих ответственных турнирах, причем не только в родном Агдаме, но и в Баку, а также других советских республиках. Более того, я уже выполнил кандидата в мастера спорта по борьбе. То есть успехи в борьбе были, и это отмечали многие. А доказательством тому стали многочисленные грамоты, кубки и медали, которые я храню до сих пор. Но дело не в этом. В
Баку в спорт-обществе «Водник» проходили республиканские соревнования среди юниоров. Агдам представлял именно я. Одержав несколько побед на стадии финала, я попал в финал. Вот тут-то и проявилось, мягко говоря, неспортивное поведение судей и организаторов турнира. В финале моим соперником был представитель Баку, а судьей этого поединка был мой близкий знакомый по многим моим выступлениям. И этому судье дали приказ - любой ценой сделать так, чтобы Байрамов проиграл. Я полностью контролирую поединок, соперник, так сказать, находится подо мной - его поражение неминуемо. Но вдруг ни с того ни с сего вмешивается судья и без всяких оснований поднимает нас. Подобное происходит несколько раз. Я со слезами на глазах обращаюсь к судье с требованием прекратить этот позор. А Рахман муаллим (на тот момент он был нашим тренером) подбежал к судьям и со всей злостью ударил ногой по столу. В итоге победа была присуждена сопернику, а я от шока и обиды от происходящего не только ушел из борьбы, но вообще из спорта. Я ведь я долго готовился к этим играм. Чего стоило только снижение веса, который я незадолго до этого набрал! Моя весовая категория была 57-62 кг. И каждый грамм тут учитывался. Чтобы сбросить лишние 200 граммов, необходимо было вложить невероятно много физических сил. Чего я и сделал. Но разного рода интриги помешали мне выиграть этот турнир.
Закончив среднюю школу и работая уже автослесарем, о возвращении в спорт не помышлял, хотя и скучал по борьбе. Впрочем, приглашений было немало. Затем в Агдаме проходили зональные соревнования по самбо и меня пригласили поучаствовать. Я согласился и занял первое место. Этот момент и можно назвать началом моего возвращения в спорт. Основную же роль в этом сыграл Акпер Рустамов - прекрасный тренер! Он буквально настоял на моем участии в соревнованиях по самбо в Агдаме. Так я и стал самбистом, за что ему благодарен по сей день.

- А кто был Вашим первым тренером по самбо?
- Моим тренером, наставником и учителем по самбо и по жизни был, не побоюсь этого слова, легендарный Абульфаз Алиев, ныне покойный (Аллах рехмет элесин!), но никем не забытый. Скажу прямо: если основоположником советской школы самбо был Анатолий Харлампиев, а азербайджанской школы - Исмаил Ахмедов (судья всесоюзной категории), то в Агдаме главную роль в развитии самбо играл именно Абульфаз муаллим. Не сочтите за нескромность, но первым его воспитанником там был ваш покорный слуга. К слову, ярким свидетельством высокого профессионализма Абульфаз муаллима как тренера и специалиста является то, что многие его подопечные действительно добились высоких результатов в этом единоборстве. В этой связи нельзя не отметить нынешнего президента федерации самбо Азербайджана Джейхуна Мамедова, который стал победителем первого первенства среди молодежи в 1987 году, а в 1988-м выиграл чемпионат СССР и мира. В 1989 году он стал обладателем кубка СССР, а в 1990 – чемпионам Европы! Агдамская школа самбо, являющаяся одной из самой сильной в республике, появилась благодаря Абульфазу Алиеву. Отмечу, что приглашения на всесоюзные соревнования приходили в центр (то есть в Баку) отдельно, а в Агдам - отдельно. Это подчеркивало значимость агдамской школы. Первыми же жителями Агдама, которые удостоились высокого звания мастера спорта по самбо, стали я, Абульфаз муаллим и мои братья Тофик Байрамов и Шахин Байрамов. Напомню, что где-то с 1979 по 1985 годы самые известные самбисты были из нашего города. И сейчас процентов 60 представляют Агдам.

- Сколько Вам было лет, когда Вы сделали мастера?
- В 16 лет я завоевал право так называться и получил значок, а удостоверения храню до сих пор.




- В 16 лет стать мастером спорта СССР?!
- Да мне это удалось. Скажу больше: уже к 18-ти годам я добровольно несколько раз подтверждал это звание. Впоследствии стал и заслуженным мастером спорта по самбо. Не раз меня приглашали представлять федерации других республик СССР. Но я оставался верен своей республике и Агдаму. Развитие здесь этого вида спорта было для меня важнее заманчивых предложений.

- Оказывается, у Вас самбо - это семейное дело, то есть целая династия борцов?
- Пожалуй, да! Братья пошли по моим стопам.

- Какие соревнования Вам больше всего запомнились и сталкивались ли Вы с нечестным судейством на чемпионатах, которые проходили вне республики?
- Любые турниры, которые заканчивались моей победой, были запоминающимися. Однако были моменты, которые я пронес через всю свою жизнь. Как раз-таки эти моменты и были связаны с тем, о чем вы сказали, – несправедливостью. И как ни странно, но речь пойдет о всесоюзном турнире в Ереване. Примечательным этот турнир был тем более, что занявшие в нем от первого до четвертого места самбисты автоматически получали звания мастера. Похожие соревнования проводились и в других местах, но к ереванскому турниру почему-то было приковано огромное внимание. А организатором этих игр был бакинский армянин по имени Рудик, по-моему. Он свободно владел нашим языком и любил разговаривать по-азербайджански. Я и раньше бывал там на соревнованиях, но просто в этот раз провокационная сущность армян и их предвзятое отношение к нам просто зашкаливала. Турнир проходил на стадионе «Раздан», а моим соперником в финале был сын прокурора города Ленинакан, который обучался на тот момент в Одессе в юридическом университете. Его родственники пришли к нам в гостиницу и начали с нами вести вначале дружелюбные беседы. Но при этом говорили, как важна для учебы в Одессе победа их родственника. Повели нас в ресторан и даже предлагали деньги. То есть напрямую уговаривали, чтобы я, как сейчас бы сказали, «слил» финал. Сколько бы они ни старались, и я, и тренер категорически отвергли их предложение. Хотя я и был уже, как говорится, закаленный в подобных боях, тем не менее перед выходом наступал спортивный «мандраж». А тем более что посыпались прямые угрозы в нашу сторону. Скажу честно, я был уверен в своей победе, потому что видел борьбу соперника, но то, что мы находились в Ереване, давало знать о себе. Что ни говори, а армяне и тогда очень плохо относились к азербайджанцам. Мы это отношение чувствовали всегда. В то же время они нас боялись, и на татами - в первую очередь. Я до сих пор никогда не проигрывал армянам. Поэтому они и прибегали к разного рода провокациям. Перед самым выходом на татами я зашел в комнату для умывания, а когда хотел оттуда выйти, то двери с другой стороны были напрочь закрыты. Оставалось несколько минут до поединка, а я оставался запертым в этом помещении. На мой стук, наконец, откликнулся один из представителей судей - русский по национальности. Он и выпустил меня. Когда я вышел на ковер, меня уже оштрафовали на два очка. Если бы дали еще один балл, то я вылетал бы из соревнований. На это и рассчитывали коварные армяне. Я был зол, особенно по-спортивному, и не оставил никаких шансов своему «визави». Я веду в счете 11-0, еще одно очко - и чистая победа. Однако в этот момент пошли прямые угрозы применения холодного оружия и в отношении меня, и в отношении тренера. Мой тренер Абульфаз Алиев, опасаясь в первую очередь за меня, кричит: «Вагиф, проигрывай, не то нас убьют!» До конца поединка остается несколько секунд. Проиграть я ему могу только в результате его чистой победы. А произойти это могло только в случае применения им болевого приема. Так и произошло. Я вынужден был сам подстроить ему этот самый «болевой». После этого даже армянские болельщики стали освистывать армянского спортсмена, называя все это позором для самбо. На протяжении нескольких лет я психологически был подавлен из-за этого случая, ведь, еще раз скажу, я никогда не проигрывал армянам. И я побеждал армянина не столько как спортсмен, сколько как азербайджанец. Добавлю, что медаль за первое место и кубок организаторы вручили все-таки мне, а ему дали грамоту. Потом мы виделись на соревнованиях с этим атлетом, и он просил у меня прощения. Вот такая грустная и портящаяся имидж этого прекрасного вида спорта того времени история.
Запоминающими остались и спартакиады, в которых я тоже несколько раз участвовал. Вообще раньше спартакиады называли «советскими олимпийскими играми», причем не только потому, что там проводились соревнования по многим видам спорта. Авторитет этих соревнований в глазах советских болельщиков был очень высок, и, конечно же, вольная борьба, и самбо стояли особняком. Так вот на одном из таких турниров я должен был встретиться с борцом из Узбекистана Жанмухамедовым. Не так давно на турнире в Новосибирске мы уже с ним встречались, и я победил его. Но была проблема. У меня веса на 300 грамм было больше положенного и если до финала не скину этот вес, то не смогу участвовать.
Абульфаз муаллим за день до финала вывез нас в лесной массив и сказал ребятам, чтобы те набрали воду в бутылки и пили ее при мне, тем самым выгоняя оставшуюся жидкость из моего организма. А у меня и без того организм почти был сухой, а тут еще и это испытание. Однако тренер знал, что делает! Когда перед самым стартом я взвесился, была уже норма.
Началась схватка, и уже в ее начале я проигрывал спортсмену из Узбекистана 4-0. Вдруг сверху, с трибун, тренер кричит: «Ты что делаешь? Ты же год назад его победил!» Эти его слова как будто бы придали мне сил. Тут же я зарабатываю 4 очка и сравниваю счет. А через три минуты, находясь в «партере», буквально вырвал победу.
Другими словами, всякое бывало. Как и все спортсмены, я познал и горечь поражений, и счастливый миг побед, но никогда не забывал, что представляю свою республику и что от меня ждут победы.

- Думают ли сейчас так азербайджанские спортсмены?
- Не могу сказать про всех, но надо признать, что гонорары, зарплаты, призовые, премиальные стали для некоторых важнее флага, спортивной чести и авторитета Родины. Если раньше мы сражались почти бесплатно, то сейчас борцы получают баснословные деньги. Я не говорю, что это незаслуженные деньги. Но порой, к сожалению, большие деньги подменяют такие понятия, как Родина и ее интересы. Не раз бывало так, что огромные деньги становились причиной неудачного выступления спортсменов.

- На Ваш взгляд, какая школа самбо была сильнее - нынешняя российская или советская?
- И сейчас российские самбисты отлично выступают. Однако советская школа вообще никому не оставляла шансов. С любых соревнований советские самбисты привозили множество медалей. К примеру, тогда очень сильная была Горьковская школа самбо. Узбекистан, Казахстан, Грузия тоже приносили в копилку сборной немало медалей. Не будем вдаваться в подробности, но надо признать, что немалый урон в то время этому виду спорта нанесло известное болельщикам и спортсменам со стажем постановление генсека Леонида Брежнева, касающееся некоторых спортсменов. В целом же, внимание к спорту было огромное, отсюда и огромное количество побед. Сейчас же и денег много дают, и квартиры, и любые привилегии, а результат оставляет желать лучшего. Что скрывать - патриотизма стало меньше, да и воспитывали раньше лучше.

- Карьера спортсмена скоротечна! Когда Вы закончили свои выступления в большом спорте?
- Как самбист я участвовал в соревнованиях где-то до 25-26 лет. Но после этого у себя в городе я работал старшим тренером по самбо. Так что из спорта я полностью не уходил и не ухожу, так как в курсе всех спортивных событий.


- Ваши пожелания нынешним самбистам?
- Громких побед и большего патриотизма!

- Ваша мечта?
- Мечта одна и давняя – создать школу самбо имени Абульфаза Алиева и провести крупный турнир, посвященный этому выдающемуся тренеру.
Иншаллах!!!



Беседовал:
Айдын КЕРИМОВ





Loading...