Англия на Кавказе умело проводила политику «разделяй и властвуй»
:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Англия на Кавказе умело проводила политику «разделяй и властвуй»

Font

Такая политика в период АДР являлась одной из причин армяно-азербайджанских столкновений

Беспрецедентный случай произошел во время работы III международной конференции «Геноцид тюрко-мусульманского населения Азербайджана и Восточной Анатолии (1914-1920 гг.), которая прошла в начале апреля с.г. в Шамахы. Историки из многих стран, в том числе христиане по вероисповеданию, приняли участие в похоронах убитого армянами воина нашей армии Назима Зекараева и выступили с речью. В заполнении могилы шехида (иншаллах) землей принял участие видный грузинский историк Гурам Мархулия, который является автором книги о геноциде в отношении народа Азербайджана. Грузин в своей очень блестящей речи отметил, что он, представляя весь грузинский народ, выражает презрение к армянским агрессорам и готовность воевать плечом к плечу с воинами Азербайджана.
Также выступил профессор Иоганн Рау из Германии, его речь изобиловала примерами из истории геноцидов против Азербайджана – ученый связал их с апрельскими событиями на фронте. Немец выразил глубокое соболезнование семье Назима Зекараева, поздравил народ Азербайджана с блестящей победой на фронте. Выступило большинство гостей из Турции, историки из Албании, стран Средней Азии.
В 1918 году дагестанский имам Нажмудин Гоцинский со своими бойцами пришел на помощь народу Азербайджана, а его потомок Хаджи Мурад Доного, а также историки из Чечни, Ингушетии, Адыгеи своим участием в похоронах Назима Зекараева продемонстрировали единство с нашим народом. На похоронах солдата также выступил профессор, президент НИИ истории, экономики и права Игорь Турыцин. Представляем читателям «Нового Времени» точку зрения московского историка на события вокруг Азербайджанской Демократической Республики (АДР).

- Игорь Викторович, как обстояло дело с признанием АДР?
- Советская Россия, Турция, Иран, терпящая поражение в Первой мировой войне Германия, страны Антанты – никто, по существу, не был заинтересован в появлении самостоятельного Азербайджана. В этой связи, их отношение к провозглашению АДР было более чем прохладным. Не случайно все те страны, которые направляли сюда свои военные контингенты в 1918-1920 гг., не торопились признавать правосубъектность республики. Первыми поставили ее под вопрос дашнаки, с весны 1918 г., находившиеся в союзных отношениях с большевиками и виновные в массовых репрессиях в отношении мирных азербайджанцев. Безусловно, это был странный союз, в итоге приведший к падению большевистского режима. Как отмечал в конце июня 1918 г. заместитель бакинского комиссара по военным и морским делам Б.П.Шеболдаев: «Командный состав плох, и опорой советской власти может быть только до тех пор, пока дашнаки имеют «русскую ориентацию. Возможна перемена ориентации на английскую, и тогда… могут быть любые неожиданности…». И действительно, когда положение Бакинской Коммуны под воздействием турецких воинских сил оказалось под угрозой, дашнаки Баку стали искать себе других покровителей. 25 июля 1918 года «Дашнакцутюн» при поддержке тех, кто не желал в Азербайджане власти национального правительства, предложил пригласить в Баку английские войска. В итоге 31 июля 1918 года Совет сложил полномочия. Власть в Баку перешла к «Диктатуре Центрокаспия и Президиума Временного исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов», состоящего из меньшевиков, эсеров и дашнаков.
Фактически игнорировали АДР и оккупировавшие часть Закавказья немцы, добившиеся подписания 27 августа 1918 г. дополнительного соглашения к Брест-Литовскому мирному договору, формально признававшему эти территории российскими, но фактически легитимизировавшему оккупацию ряда азербайджанских земель и гарантировавшему поставки Германии ежемесячно четвертой части всей добываемой в Баку нефти. В связи с подписанием данного соглашения 12 сентября 1918 года М.Э.Расулзаде в качестве главы азербайджанской делегации в Стамбуле вручил посланнику германского правительства в Турции графу Вальдбургу ноту, в которой выражался протест против признания Германией суверенитета России над городом Баку, «естественной столицей, интеллектуальным, экономическим и политическим центром Азербайджана».
Не менее сдержанным отношение к АДР было и у Турции, фактически препятствовавшей становлению самостоятельности нового государства, а затем и у пришедших в регион осенью 1918 года англичан. Последние поначалу рассматривали АДР исключительно как искусственный «турецкий проект» и считали Азербайджан российской территорией. Лишь с большим трудом, проявив исключительное дипломатическое искусство, создатели АДР, прежде всего лидеры «Мусавата», к началу 1919 года все же добились благожелательного отношения англичан к идее формирования независимого Азербайджана. Такому ходу событий в немалой степени способствовали нефтяные интересы Англии. М.Э.Расулзаде справедливо отмечал, что «поведение англичан не вытекало из того, что они были влюблены в черные глаза азербайджанцев. Собственно говоря, любовь не может служить политическим фактором, так как вместе с первобытной эпохой давно отошла в область преданий. Здесь имела место не любовь, а политические и экономические интересы. Нахождение нефти в руках независимого азербайджанского правительства и вообще отделение Азербайджана от России было на руку англичанам. Азербайджан же должен был использовать это обстоятельство. Этим объяснялись дипломатические успехи национального правительства». Считаю, что, несмотря на некоторое преувеличение, связанное с выводом о «нефти в руках» АДР, такая оценка представляется абсолютно верной.

- Россия сама была тогда слаба, в стране шла гражданская война…
- Добавим также, что отмеченному повороту Англии способствовала и гражданская война в России. Воспользовавшись ослаблением России, бывшие союзники уготовили ей ту же участь, что и побежденной Османской империи. Подобно Турции, в 1918-1919 гг. Россию рвут, грабят, оккупируют. И это прямо сказывается на Азербайджане. Как полагал в данной связи Ф.Берти (бывший британский посол в Париже – ред.): «To, что называется Россией, я считаю мертвым. Азиатские ханства отпадут, так же поступят те части китайского народа, которые были в той или иной форме аннексированы бывшей Российской империей». В ситуации, когда не церемонились и с Россией, отношение к Азербайджану держав-победительниц, прежде всего Британии, следует определить как абсолютное доминирование. После удаления Турции, с ноября 1918 года англичане в полной мере определяли местный политический процесс. Причем политическая самодеятельность азербайджанцев неизменно вызывала их настороженное отношение, а нередко и резкие ограничительные меры. К примеру, в апреле 1919 г. декретом генерала Томсона была распущена учрежденная в Карсе Юго-Западная Кавказская республика. Весьма жесткому контролю подвергалась и АДР. Так, азербайджанская делегация на Парижскую конференцию с января по конец апреля 1919 г. просидела в Стамбуле, так как английское командование чинило всяческие препятствия, стараясь не допустить азербайджанцев к участию в Парижской мирной конференции. На наш взгляд, роль Англии в регионе, являлась глубоко негативной, а дружба с этой «культурной нацией» превратилось для АДР в поистине «родовое» проклятие.
Как наиболее опытный мировой колонизатор Англия вела весьма сложную и глубоко продуманную политику. С окончанием мировой войны она попыталась максимально воспользоваться плодами победы, существенно нарастив присутствие и на территории разорванной Османской империи, и на бывших землях империи Российской. При этом в своих гегемонистских устремлениях она с неизбежностью обострила отношения с союзниками.
Подчеркнем, что главным для победителей являлся раздел «турецкого наследства». Он был настолько важен, что после Мудросского перемирия в их отношениях ясно вырисовались контуры нараставшего конфликта из-за доминирования на Ближнем Востоке (Мосульская нефть и пр.). На этом фоне интерес к Азербайджану, актуализировавшийся в 1918 году в связи с начавшимся распадом Российской империи, хотя и очевиден, но вторичен по отношению к турецкому вопросу. В принципе, великие державы скептически наблюдали за активностью местных лидеров, но вовсе не торопились с признанием нового государства, решение участи которого на Парижской конференции прямо увязывалось с вопросом о судьбе России. По существу, ни одна из великих держав не желала связывать себя какими-либо серьезными перспективными планами с территорией, которая формально по-прежнему считалась ими российской. Более смело здесь действовала Англия, с одной стороны, наблюдавшая за ходом гражданской войны в России, а с другой – умело интриговавшая против потенциальных претендентов на «кавказский» или «азербайджанский» мандат. Нужно признать, что в последнем случае, как и в региональных интригах, она проявила исключительное искусство.

- В чем заключалась политика Англии на Кавказе?
- Поскольку реальными соперниками Англии в регионе могли быть лишь Франция и США, старая колониальная лиса сумела разыграть здесь очень хитрую комбинацию. Прежде всего, немедля обеспечив свое военное присутствие в регионе, она умело использовала в своих интересах местные межэтнические противоречия. На контролируемых территориях Азербайджана английские военные власти самым активным образом участвовали в местных спорах и урегулировании территориальных конфликтов. Подчеркнем – не межэтнических, а именно территориальных. По нашему мнению, колонизаторы не брезговали и искусственным разжиганием противоречий, фактически поощрявшим межнациональную рознь. Известная политика «разделяй и властвуй» применялась умело. К примеру, по оценке современника: «Зангезур, ставший за годы смуты почти исключительно армянским, решением генерала Томсона вошел в состав Азербайджана, тогда как Нахичеванский край, с преобладающим тюркским населением вошел в состав армянской республики, что вызвало ряд кровавых столкновений». Очевидно, что такая политика англичан являлась одной из существенных причин страшных последствий армяно-азербайджанских столкновений, уничтоживших целые районы проживания этих народов (Шуша, Шамахы и т.д.).
Используя межэтническую конфликтность, Англия параллельно провела исключительно искусную и почти незаметную интригу и против своих потенциальных конкурентов в регионе – США и Франции. Понимая значение взаимодействия с местным населением в разгоравшейся борьбе за бакинскую нефть, англичане ушли на задний план в общемировой кампании разоблачения убийств армян в османской Турции. Компания активно велась в мировых СМИ, естественно, не столько из любви к армянам, и даже не столько под влиянием армянской диаспоры, сколько для обоснования законности масштабного раздела огромных территорий бывшей Османской империи. В итоге, в 1919 году возникли своего рода «качели» - «Англия - Азербайджан» - «США - Армения». Иными словами, Англия преуспела в том, чтобы получить симпатии в Баку и при этом незаметно дискредитировать американцев и французов (вспомним, к примеру, отказ делегации АДР запросить покровительство США на Парижской конференции). Даже сегодня в глазах некоторых исследователей более сдержанная позиция Англии по армянскому вопросу делает ее едва ли не благодетелем Азербайджана. Кстати, и претензии наиболее вероятного конкурента – США Англия тоже легко нейтрализовала, опираясь на Францию. Гениальная интрига!

- Тем не менее, англичане ушли из Азербайджана…
- Однако даже гениям необходимо точно соизмерять свои желания с возможностями, тем более, когда они ограничены. При всей корысти старый колонизатор понимал, что в ситуации, когда основная ставка сделана на Ближний Восток, когда идет борьба за оккупацию Анатолии, за «мандат» на всю Турцию, когда планируется оккупация Стамбула и его превращение во «второй Гибралтар», чем-то неизбежно придется поступиться. Своевременно понять это англичанам помогло неуклонно нараставшее национально-освободительное движение в Турции, к концу 1919 года все более вытеснявшее их из ключевых пунктов страны. Таким образом, вовсе не английское «благородство», а освободительное движение в Турции, а также успехи большевиков на фронтах гражданской войны – вот что привело к выводу английских войск из Азербайджана. От этого лакомого куска колоний им пришлось отказаться вынужденно.
В свою очередь, дружба с «культурной нацией», уже после вывода ее войск, обернулось для молодого азербайджанского государства крайне неприятными последствиями. На наш взгляд, она вообще имела временный, причем сомнительный, позитивный эффект и значительный перспективный негатив. Ведь по существу, с 1919 года АДР в мире стала рассматриваться как «английский проект», что обусловило соответствующее к ней отношение, в том числе, что особенно важно, в советской России и кемалистской Турции. Между тем, чем реально могла помочь АДР Англия? Практически ничем. Да и хотела ли она это делать? Полагаем, не особо. Во всяком случае, только в обстановке победного шествия большевиков, разгромивших Добровольческую армию, с подачи Англии Верховный совет союзных держав лишь 11 января 1920 года принял решение о признании де-факто независимости Азербайджана. Шаг во многом вынужденный, но по-прежнему ограниченный (без признания де-юре – ред.). И это в ситуации, когда большевики прямо угрожали их позициям не только в Закавказье, но и на всем Востоке.
В свою очередь, для большевиков, в своей идее мировой революции изначально ориентированных на Восток, Азербайджан и, особенно, - Баку с его пролетариатом и нефтяной промышленностью, представлял первостепенный интерес. И какие-то половинчатые, нерешительные «признания» остановить их не могли. Тем более что, победив на внутренних и внешних фронтах, уже в феврале 1921 года они смогли быстро урегулировать свои отношения с региональными державами - Турцией и Ираном. Особое значение при этом имело сближение с Турцией, позволившее совместно бороться с колониальной Версальской системой. При этом Турция прямо поддержала большевиков и в их операции по возврату Азербайджана.
Более того, в определенной степени, и сама Англия «сдала» АДР большевикам прямо накануне их наступления на Баку (англо-русское торговое соглашение 16 марта 1921г.) (автор имеет в виду подготовку данного документа - это было первое соглашение Советской республики с великой державой, которое прорвало дипломатическую блокаду РСФСР и открыло целую серию полуполитических, полуторговых соглашений, заключенных Советским правительством в течение 1921-22 с рядом стран Западной Европы – ред.). Кстати, на закате АДР дала знать о себе и еще одна «мина», заложенная англичанами еще в 1919 г. путем фактического установления нефтяной блокады Азербайджана. Англичанам был на руку кризис бакинской промышленности - разоряя местных нефтепромышленников, они заблаговременно готовили почву для скупки их активов по дешевке. Однако тем самым англичане максимально накалили обстановку в Баку, создав самые благоприятные условия для прихода большевиков. В итоге финал АДР оказался неизбежным. В 1923 г. А.М.Топчибаши (председатель парламента АДР – ред.) писал М.Э.Расулзаде: «если в период мирной конференции нам всем сочувствовали и благоприятствовали, затем нас просто терпели, то после Лозаннской конференции не раз отделывались большей частью многозначительным молчанием, советами о необходимости выжидать более счастливого стечения обстоятельств и благоприятных событий …».
Подводя итоги, следует признать, что в рамках Первой мировой войны судьба Азербайджана определялась в контексте распада Российской империи. Представляя для великих держав вопрос, второстепенный в сравнении с основной задачей раздела «турецкого наследства», фатально вовлеченный в мировую войну и последующую интригу, Азербайджан стал предметом циничной торговли. При этом доминирование в регионе Англии в 1918-1920 гг. не только не способствовало его успешному развитию, но, напротив, создало массу проблем, в том числе, межэтнических. По-настоящему реальной поддержки оказать АДР она была не в состоянии. При этом побочные эффекты мифического «покровительства», как показала жизнь, оказались крайне тяжелыми.

Беседовал:
Л.МУСТАФАЕВ






Loading...