:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Караван начал свое движение

Font

Никакие санкции не остановят развития ЕАЭС

Евразийский экономический союз как организация оформился совсем недавно. Экономическое объединение трех независимых государств – России, Беларуси и Казахстана с самого начала столкнулось с непростой ситуацией. К сожалению, международный кризис вокруг Украины, выразившийся в противостоянии России и Запада и, как следствие тяжелые санкции, введенные против Москвы, влияют не только на российскую экономику. Под косвенный удар попадают также экономики Беларуси и Казахстана.
О нынешнем состоянии и перспективах ЕАЭС, влиянии санкций на казахстанскую экономику в интервью газете «Новое Время» рассказал казахстанский политолог, руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

- Какова в целом Ваша оценка нынешнего состояния ЕАЭС в период действия жестких санкций Запада против России и антисанкций?
- На сегодняшний момент я склонен оценивать общий эффект этих взаимных санкций на ЕАЭС как довольно ограниченный. И бить в литавры по поводу такого несовершенного инструмента принуждения, как санкции, никому не желаю. Надо всем выходить из этого поля ожидания. Если говорить по-простому, в чем смысл этих санкций? Запад, к примеру, их ввел, когда нравоучения тамошних дипломатов в постмайдановский период в Кремле никто слушал (Россия - это не Восточная Европа), а заряжать пушки - дорого и бессмысленно. Тогда решили вежливо ударить по кошельку, приглашая, по сути, на битье. Затем возник российский ответ - продовольственное эмбарго. Ведь, по сути, начало санкционного противодействия - это психологические пляски после грозного предложения «Дай закурить» с целью дальнейшего битья. Круг взаимодействия Запада и России сузился, и надо его разрывать, искать выходы из ситуации, которые всегда есть. Вообще, мировая практика применения санкций свидетельствует о том, что последствия их введения труднопрогнозируемы. И причины их введения разнятся. Часто предполагается, что недовольное население (из-за роста цен, недостатка ряда услуг и товаров, снижения общего качества жизни) вдруг начнет оказывать давление на власти, которые, опасаясь своего падения, пойдут на необходимые уступки. Но это логика, которая легко ложится лишь на западные кальки. Более 70 лет назад в блокадном Ленинграде, где вообще состоялся ад наяву, и «выстоять хотел и тот, кто падал», цели окружавших были не достигнуты. Анализ последствий самых разных санкций показывает – да, в целом после них психологическая атмосфера ухудшается, появляются разговоры о кризисе, страдают больше всех, как правило, самые обездоленные, но цели достигаются далеко не всегда. Напротив, санкционируемые экономики настраиваются на мобилизацию. Кстати, характерен пример соседнего с Азербайджаном Ирана, который под теми или иными санкциями находится уже десятилетия. Нагрузка на власти и бизнес, конечно, увеличилась. Но к санкциям привыкли, и ни о какой катастрофе говорить не приходится. Зато развилась инфраструктура и было налажено импортозамещение.
Санкции, конечно, совсем некстати пришлись ко двору ЕАЭС, который только начал свою работу. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев еще летом прошлого года, до падения курса рубля, говорил в интервью телеканалу «Хабар», что будут негативные последствия от санкций Запада против России для ЕАЭС. «Одно дело - санкции против отдельных людей, другое - против финансового сектора, отдельных секторов экономики. Это ухудшит экономику России», - сказал он. А Россия, как ни крути, крупнейшая экономика в данном интеграционном объединении и близкий партнер Казахстана. Поэтому основное негативное последствие для ЕАЭС от санкций я пока вижу в росте скептицизма по поводу его будущего из-за влияния внешних факторов (к которым также можно отнести падение цен на экспортное сырье). Однако скептики – это в основном те же люди, которые высказывались против ЕАЭС еще до его создания и появления санкций. Известно, что другие страны ЕАЭС, избежавшие санкционного ярма, не хотят ни с кем ссориться. Более того, они способны обрести для себя дивиденды. Казахстанцы, имеющие финансовые излишки, из-за падения курса рубля обзавелись в России временно подешевевшими товарами народного потребления, недвижимостью. Кроме того, согласно концепции министра по интеграции и макроэкономике ЕАЭС Татьяны Валовой, если западные компании «не могут прийти в Россию, они могут прийти в Армению, Беларусь, Казахстан и получить доступ к тем же рынкам». То есть, с этой точки зрения, влияние санкций оказывается позитивным. Каковы дальнейшие последствия? Надеюсь, что санкции сойдут на нет, но если этого и не случится, строго выполняться они не будут. Ряд стран ЕС, которые голосовали за санкции, не станут строго их соблюдать. Появятся адаптационные механизмы, схемы. Да они уже появились. Расправят крылья фирмы из тех стран, кто не участвует в санкциях. Бизнес ради выгоды всегда найдет лазейки. Пока в публичном внутриполитическом поле той же России чувствуются попытки консолидации населения. Задний ход из политиков никто не включает, они спокойны и даже полны решимости. Да и статистики, напрямую доказывающей негатив санкций для ЕАЭС, я не видел. Кстати, и вопрос совместных действий стран ЕАЭС в ответ на западные санкции на повестке дня не стоит. Евразийский союз – это огромное интеграционное объединение по размерам территории, тысячи километров границ, транзит между Западом и Востоком. Серьезно повлиять на него методами изоляции нереально и контрпродуктивно.

- Влияют ли эти санкции и антисанкции на экономику Казахстана?
- Напрямую они не влияют, разве что опосредованно. Казахстану не нравится это санкционное противостояние, он призывает его прекратить. Нурсултан Назарбаев в прошлом году сказал, что «логика торговых войн путем обмена санкциями заводит всех нас в тупик - это путь в никуда». Зачем противостояние нашей стране, когда Россия - наш ближайший друг и союзник, а ЕС - крупнейший торгово-экономический партнер Казахстана, на долю которого приходится порядка половины казахстанской внешней торговли? Казахстан и без этих санкций уже давно начал действовать, развивая индустриальную экономику и инфраструктуру. У страны со своими партнерами нет проблем, да и вообще в современных условиях санкции – не тот инструмент, которым можно оказать влияние эффективно. Они - скорее лекарство для политического самоуспокоения его применителей. Да и для внутренней политики сгодится. ЕС, к примеру, так демонстрирует свою международную правосубъектность, политики его стран хотят казаться вершителями судеб континентов. Хотя история свидетельствует, что налагать санкции логичней от лица ООН.

- Не подвигнут ли эти санкции официальную Астану на выход из состава ЕАЭС?
- Как известно, в Договоре о ЕАЭС предусмотрено право выхода его участников из союза. Для этого необходимо направить по дипломатическим каналам письменное уведомление. Спустя 12 месяцев, как только оно будет получено, действие договора в отношении уведомителя прекращается. Эти процедурные вопросы определяет статья 118 Договора. Главное, чтобы были выполнены все финансовые обязательства, не было долгов. Но никто из стран таких намерений не высказывает. Я допускаю, что призывы некоторых деятелей к выходу из ЕАЭС будут осуществляться еще длительное время. Но караван только начал свое движение. Его вьючили очень долго. С момента зарождения идеи союза в 1994 году (ее высказал Нурсултан Назарбаев в стенах МГУ) прошло более 20 лет. Даже чтобы проект договора привести в компромиссный вид была проделана огромная системная и затратная работа. В чем смысл бросать то, в чем сам заинтересован? Договор и его подготовка – процедура достаточно сложная. Около 700 экспертов из трех стран участвовали в подготовке документов, более 200 национальных законодательных актов было проработано.

- Каковы перспективы развития ЕАЭС в нынешних условиях: укрепление межгосударственных связей, введение общей валюты и т.д.?
- Развитие Евразийского союза будет зависеть от дальнейших событий. Если все запланированное будет соблюдаться, внешние партнеры предпримут конструктивные шаги, а интересы наших государств еще более сблизятся, какие тогда проблемы? Межгосударственные связи давно уже близко развиты, включена в работу общественная дипломатия, идет информационная поддержка. Основные тренды развития ЕАЭС были указаны на 10 лет вперед, до 2025 года, на заседании Высшего экономического совета, состоявшегося в декабре прошлого года в Москве. Во-первых, это вступление Кыргызстана, пятой страны, в мае 2015 года. Также это формирование общего рынка фармацевтики и медицинской техники в 2016 году. В 2019 году появится общий рынок электроэнергии, и в 2025 году рынок нефти и газа. В том же году финансовый регулятор должен начать работу в городе Алматы. Интересно отметить, что, когда распределяли управляющие структуры, то распределили по трем столицам республик – основателей ЕАЭС. Тот же финансовый регулятор отдали Алматы, суд – в Минск, управляющий орган – в Москве. Но пока не понятно, получат ли что-нибудь в этом смысле статусное Армения или Кыргызстан в новом экономическом объединении.

- Следует ли в ближайшее время ожидать расширения ЕАЭС за счет других государств, в частности - Киргизии, Таджикистана?
- ЕАЭС создан людьми сверху для людей снизу. То есть руководители стран-основателей подписали Договор для того, чтобы экономика стабильно развивалась, а уровень жизни населения повысился. Это одна из основных целей создания нового объединения. И она благородна, потому привлекательна для других стран. И если работа пойдет хорошо, интерес к ЕАЭС еще более возрастет. Главное, чтобы желающие страны следовали программным документам организации. К сожалению, существует некоторое непонимание по поводу перспектив вступления в ЕАЭС новых членов, связанное с тем, что мало кто внимательно читал сам Договор. Есть три формы легитимного участия в деятельности союза. Во-первых, это государства-члены, которых на сегодняшний день четыре, а в мае должно быть пять. Во-вторых, согласно статье 108 Договора, «Союз открыт для вступления любого государства, разделяющего его цели и принципы, на условиях, согласованных государствами-членами». Это государства-кандидаты на вступление, каким пока является Кыргызстан. Их статус требует провести ряд процедур (выполнить план «дорожная карта») для вступления в ряды государств-членов. В-третьих, статья 109 предполагает предоставление статуса государства-наблюдателя, с просьбой о котором вправе обратиться любое государство. От него не будет требоваться никаких условий, разве что не наносить никакого вреда ЕАЭС и его членам. Интерес к такой форме сотрудничества проявляется довольно активно со стороны самых разных стран. И он будет постепенно воплощен. Караван ведь идет, по сути, по следам Великого шелкового пути, в конце концов, само название организации предполагает, что ее потенциальным членом, кандидатом или наблюдателем может стать любая страна самого большого и населенного континента Земли.
Беседовал:
Р.ВАСИЛЬЕВ





Loading...