:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Честь честью

Font

Академик Магеррам Мамедъяров награжден орденом "Шараф"

Академик Магерамм Мамедъяров за заслуги в развитии химической науки недавно награжден орденом "Шараф". Меня этот ученый привлек многим: он с моим отцом практически ровесники и тоже, как мой отец, прошел суровую школу Великой Отечественной войны. И здесь под «школой» понимается и ранения, и осколки снарядов, оставшиеся в теле на десятилетия и многое другое. И вот сегодня мне удалось побеседовать с академиком Магеррамом Мамедъяровым.

- Магеррам муаллим, какие области науки приоритетны вам?
- Органическая химия, нефтехимический синтез, биотехнология. С 1969 года по сей день работаю начальником лаборатории синтетических масел в Институте нефтехимических процессов (ИНХП) имени Юсифа Мамедалиева. Одновременно в 1973-79 гг. руководил Нахчыванским научным центром, созданным в 1972 году. Я был первым директором Института микробиологии.

- Возможно, что вы на сегодня единственны академик страны, воевавший в Великой Отечественной войне. Расскажите о своем ратном подвиге…
- Участвовал в Курской битве в 1943 году. Ничего особенного: сражения, ранение, лечение в мобильном госпитале, возвращение в строй, новое ранение, на этот раз тяжелое. После 6 месяцев лечения в январе 1944 года как инвалид II группы был уволен из рядов Советской Армии. Награжден Орденом Великой Отечественной войны I степени и 11 медалями.

- Давайте перейдем к вашей научной деятельности...
- В 1945 году я поступил в Азербайджанский государственный университет. Интерес к науке привел меня в аспирантуру Ленинградского химико-технологического института, где я защитил кандидатскую диссертацию в 1953 году. В том же году я был приглашен на работу в Баку, был назначен на должность научного секретаря Института химии Академии наук Азербайджана (АНА), а в 1955 году стал старшим научным сотрудником. Затем для долгосрочной научной и практической подготовки был направлен в московский Институт органической химии имени Н.Зелинского Академии наук СССР. В конце 50-х годов правительство Советского Союза приняло программу развития в Баку химической, нефтехимической и промышленности полимерных материалов, и с этой целью на базе трех профильных институтов был создан нынешний ИНХП. Тогдашний президент АНА Юсиф Мамедалиев для работы в этом институте приглашал азербайджанских химиков, работающих за пределами республики, в том числе и меня. Несмотря на различные предложения от нескольких престижных институтов Москвы, я безо всяких колебаний принял предложение Ю.Мамедалиева и вернулся в 1959 году в Баку и началработать старшим научным сотрудником в лаборатории, руководимой им. В 1970 году я защитил докторскую диссертацию, в 1972 году получил звание профессора.

- Знаем, что вы постарались и для военной промышленности...
- Следует сказать, что первыми разработку синтетических масел (СМ) начали немцы, так как в Германии нет своей нефти. Научные исследования для получения СМ начались в Дюссельдорфе, где немецкие ученые синтезировали и испытали до 10000 химических соединений и выбор был остановлен на эфирах алифатических дикарбоновых кислот. Немцы разработали для своей авиации различные СМ и для их промышленного производства в Дюссельдорфе был построен завод. Эти масла имели явное преимущество над нефтяными. Но немцы не успели воспользоваться продукцией завода, т.к. американские войска при захвате Дюссельдорфа демонтировали это предприятие и перевезли его в США, где его и запустили. Преимущества СМ, разработанных немцами, позволяли их самолетам подниматься на большую, по тем временам, высоту – до 8-10 км, в то время как советская авиация, использовавшая нефтяные масла, довольствовалась максимальным потолком в 3 км. В 50-х годах, во время корейской войны, американцы применением СМ захватили господство в воздухе - на каждый сбитый немецкий самолет приходилось 9-10 пораженных советских. После этого в СССР также начались исследования по разработке новых СМ, в частности во Всесоюзном НИИ нефтяной промышленности. На данном примере я показал большую стратегическую важность СМ. Сейчас почти нет такой области техники, где бы ни применялись СМ. Принимая все это во внимание, в 1969 году в Баку в ИНХП была создана (первая в СССР специализированная лаборатория) «Лаборатория синтетических масел». В результате долгих исследований нами были разработаны 3 вида СМ, которые по своим эксплуатационным параметрам не уступали аналогиям, производимых в бывшем Советском Союзе и за рубежом. Масланашей лаборатории были успешно протестированы в ряде специализированных лабораторий СССР, в основном в Москве, Киеве и Ленинграде. Опытно-промышленное производство этих эфирных масел было налажено в Уфе.

- Расскажите, пожалуйста, о Нахчыванском научном центре (ННЦ)...
- После создания АНА в 1945 году, все академические учреждения были сосредоточены в Баку, в регионах научная работа не проводилась. По этой причине было решено открыть ННЦ, в крае с очень богатыми подземными ресурсами. Открытие этого центра было требованием времени. На предложение тогдашнего президента АНА Гасана Абдуллаева о руководстве ННЦ я согласился не сразу, так как семья, по ряду причин, оставалась в Баку, и это обстоятельство создавало трудности. Как бы там не было, решением Президиума АНА я в 1973 году был назначен директором созданного в 1972 году ННЦ.
В первую очередь мы взялись за культивирование в Нахчыване хны, которая ранее там не прорастала. И оказалось, что по данным крымских специалистов, нахчыванская хна по качеству не уступала иранской хне. Затем мы взялись за выращивание в крае шафрана. Нахчыванский шафран также оказался высококачественным.
В Нахчыване широко распространено растение «сары чичек». В ННЦ был получен водный раствор его цветков и успешно испытан в Бакинской бисквитной фабрике. Оставшийся осадок измельчался и применялся в кондитерских изделиях. Остальная надземная часть растения прессовалась в брикеты, опускалась в мазут и высушивалась. Эти брикеты использовались местным населением в бытовых условиях как топливо. Также в ННЦ изучались подземные богатства края, например, соляные копи. Я побывал в них, они высотою в 3-4 метра, с огромными подземными коридорами. Меня там поразили удивительные творения природы – это «паутины» из соли. Образцы этих «паутин», целый моток, я выставил в специальной комнате «Природные богатства Нахчывана» в ННЦ. Эти «нити», похожие на обычную вату, не меняют своего вида при комнатной температуре. Благодаря деятельности ННЦ подземные соляные копи Нахчывана превратились в прекрасные оздоровительные центры, куда приезжают лечиться со всего мира… Должен сказать, что каждый раз, пролетая над Нахчываном, меня удручал серый цвет жилых домов в окружении нахчыванских гор розового цвета. Свои переживания я излил в статье, в которой задался вопросом: почему мы на месте не производим строительные материалы, завозя песчаник из Баку? Проблему я доложил президенту АНА Г.Абдуллаеву, который отправил двух геологов, в том числе известного ученого Шамиля Азизбекова, специалиста по геологии Нахчывана. Ш.Азизбеков объяснил мне суть дела: строительный камень должен стоять горизонтально, а когда камень стоит с наклоном, как это имеет дело в Нахчыване, то при распиливании он крошится. Поэтому нахчыванцы из этого камня строят только заборы, а не дома, ибо жилище из такого камня просто рушится. Перед Ш.Азизбековым была поставлена задача выявление гор, пригодных для распиливания на строительный камень. Мы с ним объехали весь Нахчыван и только в одном месте нашли горы, из которых можно добывать камень, пригодный для строительства… В 80-е годы ННЦ превратился в творческий коллектив, которому стало по плечу решение фундаментальных и практических аспектов проблем регионального значения. В ряд значимых результатов ННЦ можно отнести разработку технологии использования в промышленных масштабах природного газа термального водного источника Дарыдаг. За эту работу группа авторов, в их числе и я, в 1980 году была удостоена Государственной премии Азербайджана. Определенные достижения были в определении фруктовых и декоративных растений, которые находятся под угрозой исчезновения, в области создания Нахчыванского ботанического сада. ННЦ поднял культурный статус города, нахчыванцы гордились им, что привело к притоку местной молодежи в науку, сюда переехало много специалистов и ученых из Баку. Во время приезда на празднование 55-летия Нахчыванской Автономной Республики Гейдар Алиев высоко оценил работу Центра, инициатором создания которого был он сам. Создание в 2002 году на базе ННЦ филиала АНА стало закономерным результатом плодотворной деятельности центра.

- Вы неравнодушны и к биотехнологиям…
- По решению Президиума АНА в 1981 году я был назначен директором сектора микробиологии. В области нефтяной микробиологии впервые под моим руководством прошло моделирование процессов в нефтяных пластах. Его результаты были проверены в полевых условиях, и приняты «Азнефтью» для применения. Кроме того, из активных штаммовнефтезагрязненных почв Апшерона нами были определены штаммы, которые могут быть использоваться в качестве очищающегося средства для размывания остатков тяжелой нефти. Или возьмем исследование биологии нефтезагрязненных почв Абшерона, которое дало возможность разработать научную основу регулирования биогеохимической деятельности микроорганизмов для того, чтобы активизировать процесс самоочищения почв. Предлагаемый метод восстановления нефтезагрязненных почв был удостоен серебряной и бронзовой медалей Выставки достижений народного хозяйства бывшего СССР. Можно отметить работу по отделению и идентификации микроорганизмов из пластовых вод Абшерона и систем водоснабжения промышленных предприятий, вызывающих биокоррозию и биотравмы. Кроме того, для защиты оборудования в системе водоснабжения от биокоррозии и биоцида был предложен комплексный препарат бактерицид-ингибитор, который применяется на ряде предприятий целлюлозно-бумажной и крахмально-паточной промышленности России, Украины, Молдовы и Грузии. Можно упомянуть изучение особенностей синтеза и секреции ферментов дереворазрушающего грибка базидил, которое привело к созданию безотходной биотехнологии получения кормовых добавок, что было отмечено дипломом первой степени и золотой медалью международной выставки, состоявшейся в Чехословакии в 1986 году. Принимая во внимание уровень проводимых научных исследований и их практическую значимость для региона, в 1994 году Кабинет министров принял постановление о предоставлении Отделу микробиологии НАНА статуса Института микробиологии НАНА. В том же году я был избран первым директором этого института.

- В каких грантовых проектах вы участвовали? И сколько у вас было научных статьей?
- Я один из авторов гранта «İNKO» Kopernikus, реализованный в 1998-2002 гг. совместно с Институтом молекулярной биологии и биотехнологий. В 2002-2004 гг. я участвовал в совместном Азербайджано-российском-швейцарском гранте по исследованию микробиологических процессов кругооборота углерода и серы на озере "Гекгель". Был участником и других проектов. Результаты моих исследований нашли свое отражение в 331 научной работе, в том числе в 3 монографиях и 59 изобретений.

- Откуда Вы черпаете силы?
- Я оптимист, ко всему подхожу оптимистически. В жизни я повидал многое, и раз уж дожил до такого возраста, то благодаря своему оптимизму – он спасает от всего. Никому не завидовал, не мешал.

- Не поделитесь ли планами на будущее?
- В отличие от молодых лет, едва ли могут быть сейчас у меня какие-то глобальные планы и проекты. Мне кажется, что Аллах так устроил, что с возрастом человека объем его желаний, фантазий уменьшается. Сейчас для меня главное завершить начатые исследования, задумки или хотя бы вывести их на финишную прямую. В первую очередь я хочу переиздать монографию о СМ, изданная в 80-е годы. Тот тираж быстро разошелся, ту книгу не найти, и она была переведена на многие языки. Хочу дополнить ее, и заново переиздать.

- Мне говорили, что Вы на самом деле – настоящий генератор идей, их всем подаете, просто скромничаете…
- Не знаю. Ну, нет в моем характере зависти. Если я могу кому-то помочь, то почему не делать этого?! Иногда я даже страдал от такого склада характера. Бывает обидно, когда твою идею преподносят как свою, никогда и нигде не упоминая тебя, а ты все это видишь и ничего не делаешь. Такое часто бывало в моей жизни. Тем не менее, считаю себя счастливым человеком. Бесспорно, мои творческие успехи приумножились после 50-х годов, когда я работал ученым секретарем в Институте нефти. Сюда, устроиться на работу, пришла выпускница Индустриального института (ныне Нефтяная академия). По долгу службы, я в первую очередь обращал внимание на знание азербайджанского языка, но оказалось, что новенькая русскоязычная и под влиянием ее очарования я перешел к беседе на русском языке. Так завязалось наше знакомство. Это была моя будущая супруга – Изида Ибрагимбекова, мать моих сыновей. Старший сын – Аяз, педиатр, доктор медицинских наук, заведующий отделением в Институте педиатрии медицинской Академии России. Младший сын – Эльмар, министр иностранных дел Азербайджана. У меня растут 3 внука и есть надежда, что они преумножат успехи своих родителей…
Л.МУСТАФАЕВ
Справка: Магеррам Мамедъяров родился 17 октября 1924 года в Джульфе НАР. В 1941 году окончил Нахичеванский педагогический техникум, работал учителем в школах Джульфинского района. М.Мамедъяров часто выступал на международных конференциях, побывал в научной командировке в России, Египте, Чехословакии, Румынии, Мексике, Турции, Франции, США. В 1967-1969 гг. читал лекции в Политехническом институтеимени Ч.Ильдырыма, в 1975-78 гг. – в Нахичеванском государственном педагогическом институте. Под руководством М.Мамедъярова прошла защита 20 кандидатских и 5 докторских диссертаций. Он был оппонентом в более чем 200 докторских диссертациях. В 1989 году ученый был избран член-корреспондентом академии, в 2001 году – ее действительным членом. С 2001 года М.Мамедъяров является председателем Государственной комиссии по ступени бакалавр специальности «Химия» в Бакинском государственном университете. Ученый за заслуги удостоен 14 государственных наград.





Loading...