:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Майкл Браун: При высокой коррупции наркобизнес не победить

Font

В начале июля власти Грузии задержали 2,79 тонны жидкого героина, который был ввезен в эту страну на грузовике из Азербайджана. По данным МВД Грузии, этот груз, стоимостью в 400 млн. долларов, принадлежал движению Талибан и направлялся в Европу.
Грузинская сторона арестовала двух своих граждан в связи с этим грузом, а Баку долго хранил молчание, не отвечая на вопрос, как могли правоохранительные органы пропустить такое количество наркотиков через свою территорию?
Агентство Turan попросило прокомментировать эту ситуацию специалиста по борьбе с международным наркобизнесом.
Майкл Браун, бывший глава оперативного подразделения Агентства по борьбе с наркотиками при Минюсте США считает, что Кавказский регион продолжает оставаться крупным международным узлом по перевозке наркотиков, о чем свидетельствует вышеназванный случай.
Более 90% мирового героина производится в Афганистане и идет в Европу. Торговые пути через Кавказ существуют сотни лет, по этому маршруту идут и наркотики.
Странно, что в Азербайджане не заметили такой объем. Если это результат неэффективной работы правоохранительных органов, то причина этого в коррупции, считает Браун.
Глобальные наркосиндикаты идут на огромные расходы, чтобы уберечь свой груз от захвата властями. Они умело используют фактор коррупции, крайнее насилие, новейшие средства коммуникации. Поэтому для сил безопасности, нелегко бывает обнаружить незаконный груз.

В такой ситуации вполне законным является вопрос: Если Талибан может произвести тонны героина и послать его за тысячи километров через несколько границ или продать его криминальному синдикату, то на что еще они способны?

Транснациональные организованные группы и глобальная сеть террористов хорошо подготовлены для транспортировки больших объемов контрабанды повсеместно.
Пример этого - производство кокаина в Южной Америке и его поставки через многие границы в США, а также из Венесуэлы через океан в Африку, а затем в Европу, Китай и Россию.
При этом могут использоваться совершенно фантастические методы, как например, подводные лодки, перевозящие до 8 тонн груза за один раз. Именно этим пользуется, например, ФАРК (Революционные силы Колумбии) – крупнейший производитель кокаина в мире, и признанная США и ЕС серьезная террористическая организация.
Надо учитывать, что борьба с терроризмом и транснациональным криминалом это очень тяжелая работа и невозможно перехватить всю контрабанду. Однако граждане всех стран имеют право требовать от своих правительств эффективной борьбы с этими явлениями и наказания виновных и причастных.
Ясно и то, что ни одна страна не может бороться с подобными вещами в одиночку. Международное сотрудничество в данном случае абсолютно необходимо.
Что касается конкретного случая с тремя тоннами героина, то судя по всему, это часть наркопродукции, которую Талибан поставляет на международный рынок. Известно, что доходы талибов от этой бизнеса постоянно растут. Доходы от наркоторговли это самый важных ресурс для поддержки талибов, считает Браун.

Согласно последним отчетам ООН, объемы конфискованных наркотиков в Азербайджане постоянно растут. По данным Центра STRATFOR, 40% афганского наркотраффика поступает в Иран, а далее идет в Азербайджан. Как следует организовать борьбу с этой проблемой, по-вашему?

На этот вопрос Браун сказал, что в Иране потребление героина в расчете на душу населения, одно из самых высоких в мире, далее следует Россия. Поэтому тут необходимы скоординированные усилия.
Неудивительно, что регионы, где производят наркотики и транспортируют – это страны с высоким уровнем коррупции. Наркосиндикаты тратят миллионы долларов ежегодно на подкуп госчиновников, членов правительства и частных бизнесменов. Коррупция помогает не только провозить наркотики, но и отмывать полученные доходы через банки, приобретение недвижимости, инвестиции и пр.
Поэтому общественность должна понять одну простую истину – если нет коррупции, то осуществлять все эти операции будет невозможно, - подчеркнул Браун.
Важно также постоянно просвещать население, объясняя им вред от наркотиков и возможные риски.

Кавказ – один из традиционных международных узлов наркотраффика. Азербайджан сотрудничает с США в деле борьбы с наркобизнесом. Как можно оценить политику властей Азербайджана в этой сфере и есть ли у вас рекомендации?

На это Браун сказал: «В период службы в Агентстве по борьбе в наркобизнесом я встречался с несколькими президентами стран Центральной Америки. Мне постоянно говорили, если США не будут потреблять наркотики, то не будет производства кокаина в Южной Америке и не будет наркоманов в США. Позиция этих президентов заключалась в том, что они находятся на пути транзита и от них мало что зависит.
Каждый раз я напоминал им, что на самом деле ситуация иная. Транзитные страны тоже подвергаются широкой наркомании. Почему? Да потому, что наркокартели, обладая огромными средствами, вовлекают в свои дела как можно больше людей, превращая их в заложников и пользователей наркотиков, а значит в своих соучастников.
Огромные деньги помогают открывать любые двери, подкупать многих, а значит открывать новые рынки, включая собственные страны.
При этом наркобизнес становится угрозой национальной безопасности, ибо оргпреступность может оказывать все больше и большее влияние на ослабленную и коррумпированную власть, заставлять ее действовать в своих интересах. Как результат – частичная или значительная потеря государственности».
В Азербайджане власти говорят, что активно борются с наркотиками, арестовывая при этом журналистов, правозащитников и активистов, как наркоторговцев. Что вы думаете об этом?
На это Браун ответил, что это классический побочный пример влияния незаконного оборота наркотиков и оргпреступности на общество.
Самое главное и единственное, что может сделать правительство, чтобы противостоять этой угрозе – иметь свободную от коррупции судебную систему, полицию, прокуроров и тюремную администрацию.
Если одна часть этой сложной системы повреждена, то весь судебный процесс обречен на провал.
Первостепенное значение имеет потенциал полиции, специально обученные и оснащенные силы, которые постоянно борются с коррупцией, отметил он.

Вопрос: Власти Азербайджана всегда отвергают международную критику относительно фактов наркотраффика, в то же время указывается на бесконтрольность ситуации в Нагорном Карабахе, который используется для наркотраффика и является источником наркотиков. Каковы ваши данные о производстве наркотиков в этом регионе?

По этому поводу Браун сказал, что Нагорный Карабах это классический пример неуправляемого пространства. Транснациональные синдикаты, террористы и оргпреступность всегда стараются проникнуть и закрепиться на таких территориях. Выгодное географическое расположение и отсутствие контроля позволяют действовать безнаказанно. Незаконные сети начинают создавать коммерческие структуры, через которые и при помощи коррупции и насилия легализуются. После их появления местным властям практически никогда не удается взять эти сети оргпреступности, наркобизнеса и террористических групп под свой контроль.
Очень интересно то, что во многих подобных местах эти структуры одновременно выступают в роли оргпреступности, террористов и повстанцев. Все это ведет к криминализации всей власти, а иногда и самого государства, которое деградирует и слабеет, сказал американский эксперт.





Loading...