:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Эра ядерных технологий

Font

Адиль Гарибов: « Будущее – за атомной энергетикой. Уверен, через полвека 70 процентов мировых энергоресурсов будет вырабатываться на основе ядерного топлива. И наши ученые не сдают позиции в данном аспекте и уже сейчас готов выполнять все наукоемкие работы»

Сектор радиационных исследований Национальной академии наук Азербайджана был создан 21 мая 1969 года в целях разработки новейших и перспективных направлений технической и прикладной химии, в частности, таких как радиационная химия. С возрождением государственной независимости Азербайджанской Республики особую актуальность приобрела оценка радиоэкологической ситуации в стране, на повестку дня встали проблемы использования ядерной энергии в мирных целях, а также обеспечение радиационной и ядерной безопасности.
В связи с этим на базе Сектора радиационных исследований был создан Институт радиационных проблем. Сегодня это единственное учреждение в системе НАНА, занимающееся фундаментальными теоретическими и техническими исследованиями в области мирного использования ядерной энергии, радиационной безопасности, радиоэкологии, радиационного материаловедения. Здесь изучаются физико-технические проблемы энергетики, трансформации нетрадиционных видов энергии, радиационных эффектов в твердых телах, а также осуществляется информационный обмен по этим направлениям. О радиационной ситуации, перспективах ядерных исследований в Азербайджане, проблемах и задачах, стоящих перед научным коллективом, газете «Новое Время» рассказал директор Института радиационных проблем, член-корреспондент НАНА, заслуженный деятель науки, доктор химических наук, профессор Адиль Гарибов.

- Адиль Абдулхалыгович, на каком этапе в настоящее время находится уровень сотрудничества между Азербайджаном и МАГАТЭ?

- Наша страна поддерживает сотрудничество с Международным агентством по атомной энергии на самом высоком уровне. Делегации нашего Института регулярно посещают с визитами столицу Австрии - Вену, где находится штаб-квартира МАГАТЭ. В ходе очередной координационной встречи состоялся содержательный обмен мнениями по вопросам ядерной информации. Мы также обсудили технические и узковедомственные вопросы. В этом году наш институт совместно с МАГАТЭ осуществил реализацию и планирует реализовать общенациональные проекты и участие в 30 региональных программах. Приоритетное направление отдано таким сферам, как подготовка обоснования строительства исследовательского ядерного реактора, внедрение в производство новых инновационных разработок, получение на основе радиоактивных изотопов новейших высокочувствительных радиационно-стойких детекторов и материалов, разработка новейших способов получения водорода. Коллектив института уже выполнил проект строительства и наладки оборудования для стерилизации продуктов питания. В рамках этого проекта построена мини-фабрика, на которой продукты питания и медицинские препараты подвергаются радиационной стерилизации. Особо хочу отметить, что из всех известных нам видов стерилизации радиационная - самая безвредная и эффективная.

- Что представляет собой этот процесс?

- Продукт, который находится, скажем, в контейнере, изолирован от внешнего мира и подвергается облучению. Кроме того, стерилизация продлевает срок хранения продуктов. Вы, наверное, видели выложенные на наших прилавках некоторые виды фруктов, которые не портятся целый год. Все дело в том, что до отправки в нашу страну они прошли радиационную стерилизацию.

- Как вы думаете, насколько сложно и опасно использование ядерных технологий для энергообеспечения?

- С 1965 года в бывшем Советском Союзе действовала Программа мирного использования атомной энергии, и Азербайджан участвовал в ней в соответствии со спецификой своей экономики. Для нас наибольшую актуальность представляли исследования в области нефтепереработки, нефтехимии и радиационной физики твердого тела. Мы участвовали в различных всесоюзных программах, а с 1977 года, когда в мире разразился очередной энергетический кризис, Азербайджанская ССР совместно с Академией наук СССР и Курчатовским институтом подключились к исследованиям в области атомно-водородной энергетики, которые продолжались вплоть до распада Союза. За эти исследования наш институт, являвшийся тогда сектором радиационных исследований при Академии наук Азербайджана, получил более 150 авторских свидетельств. Кроме того, сектор четырежды признавался одним из лучших научных подразделений. Вообще, фундаментальная база советской ядерной науки была, конечно, самой передовой в мире, и азербайджанская наука была ее составной частью. Наши ученые не сдают позиций в данном аспекте и сегодня. Что же касается конкретно вашего вопроса, то при использовании ядерной энергетики нужно строго соблюдать определенный регламент. Мы регулярно изучаем вопросы радиационной безопасности и радиоэкологии в стране. В Чернобыле, кстати, произошла не ядерная катастрофа, а авария системы управления: там применили недозволенные приемы, а ведь на ядерных реакторах атомных электростанций никаких экспериментов такого типа нельзя было допускать. Это был чистейший эксперимент, при котором не сработала система отключения, и реактор стал нагреваться, пока не взорвался.

- С какими ведущими научными центрами по радиационной безопасности вы сотрудничаете в настоящее время?

- После 1993 года мы начали принимать участие в программах таких авторитетных организаций, как НАТО, МАГАТЭ, ЕС, Министерство энергетики и Департамент по безопасности США, заключили контракты на покупку современного оборудования на сумму более трех миллионов долларов. В настоящее время Институт сотрудничает с крупнейшими научными сообществами ФРГ, Франции, других стран Евросоюза, Соединенных Штатов, России. У нас успешно функционируют два центра - физики и химии окружающей среды, радиационной и ядерной безопасности, которые обслуживают всю республику. Наши ученые проводят экологические и радиационные экспертизы, ядерный мониторинг. Напомню, что эти центры аккредитованы Международной сертификационной организацией. Институт также реализовал крупномасштабный проект по изучению состава трансграничных вод, наши сотрудники неоднократно бывали в экспедициях по рекам Кура и Араз, проверяли донные отложения, наличие в них органических и неорганических примесей. Международное агентство по атомной энергии высоко оценило проделанную азербайджанскими учеными работу. Вместе с Австрией, Францией, Великобританией, Румынией и Украиной Азербайджан был включен в список государств, где имеются лаборатории по исследованию радионуклидов.

- Каков научный потенциал Института радиационных проблем?

- У нас работают 20 докторов наук, один член-корреспондент, 90 кандидатов наук, много аспирантов и докторантов. Сейчас научный коллектив активно и тесно сотрудничает с различными министерствами и ведомствами страны, в частности, с МЧС, Министерством экологии и природных ресурсов. При поддержке МАГАТЭ в Азербайджанской Республике установлено достаточное количество мониторинговых станций по исследованию всех радиационных параметров.

- В последнее время на международном уровне все чаще обсуждается вопрос возможного закрытия Мецаморской атомной электростанции в Армении. Еще в конце 2011 года министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз обратится в МАГАТЭ с требованием закрыть эту АЭС, заявив, что Турция выступает против эксплуатации старых станций, тем более тех, которые находятся вблизи ее территории…

- Аварийное состояние Мецаморской АЭС Армении является самой большой угрозой для Азербайджана. После разрушительного землетрясения в Спитаке в 1988 году она была закрыта, однако в 1995 году, несмотря на международные протесты, деятельность станции была возобновлена и, более того, был запущен второй реактор. Между тем, учитывая большое число незначительных землетрясений за последние 10 лет в этой зоне, а также интенсификацию сейсмических процессов, в случае возникновения большой аварии на Мецаморской АЭС серьезно пострадает не только Армения, но и все страны Южного Кавказа, Ближнего и Среднего Востока. Вопрос Мецаморской АЭС привлек внимание в связи с ядерным кризисом в Японии, когда самая современная атомная электростанция Фукусима в результате землетрясения стала источников выброса радиации. Система Мецаморской АЭС имеет те же характеристики, что и Чернобыльская станция. Она полагается на систему локализации аварий системы, предназначенную для предотвращения небольших разрывов. Однако в случае серьезных повреждений, может произойти выброс радиации непосредственно в атмосферу. Сейсмоактивность района превращает эксплуатацию атомной станции в Мецаморе в крайне опасное предприятие даже в случае строительства реактора нового образца. Евросоюз даже предложил выплатить Армении компенсацию за закрытие станции, и Ереван как будто бы согласился, но после того, как РАО ЕЭС купила распределительную энергосистему Армении, все переговоры по этому вопросу были заблокированы. У Армении имеются планы по строительству новой АЭС, более модернизированной. Но власти Армении должны хотя бы понимать, что слабая с экономической точки зрения страна просто не имеет возможности содержать реактор мощностью в 1000 мегаватт.
Рабочий блок Мецаморской АЭС был сдан в эксплуатацию в 1980 году, а срок его действия по проекту составляет 20-25 лет. Но он работает уже 34 года. В свое время, Президент Гейдар Алиев поднял вопрос о том, что Мецаморская АЭС находится в сейсмической зоне и потребовал у международных структур приостановления ее деятельности. В настоящее время Армения выступает с заявлениями, что не желает зависеть от других стран и поэтому не приостановит деятельность АЭС. И это при том, что реактор станции, работающий на честном слове, находится в 9-ти бальной сейсмической зоне. Если произойдет авария, ее последствия приобретут региональный характер. Поэтому, если руководство страны задумывается о судьбе и о будущем своей страны, оно должно приостановить деятельность станции.
В 2012 – 13 годах МАГАТЭ провело экспертизу на Мецаморской АЭС и в своем отчете поставило перед Арменией конкретные задачи. Для решения вопроса ей потребовалось от 50 до 100 миллионов долларов. Однако Армения отказалась выплачивать эту сумму и только после серьезного вмешательства Международного агентства по атомной энергетике согласилась взять кредит у «Росатома» и решить данный вопрос. Реакторы станции должны быть приведены в безопасное состояние.

- Какую пользу может принести Азербайджану строительство атомной электростанции?

- Атомная электростанция – это, прежде всего, важнейший элемент энергетической безопасности. Более того, АЭС является стратегическим объектом международного значения. Сейчас мы производим электроэнергию, используя ценнейшие, невозобновляемые виды природных ресурсов - нефть и газ. Пока у нас есть углеводороды, это, конечно, выгодно. Однако через 40-50 лет ситуация может измениться. Имеющиеся у нас гидроэлектростанции в состоянии обеспечить потребности в энергоресурсах только на 18-20 процентов. Альтернативные источники энергии - солнце и ветер - могут покрыть потребности максимум на 15. Остальные 60-70 процентов вырабатываются все же на углеводородном топливе. Со временем нам придется искать альтернативу, поэтому решать эту проблему надо уже сейчас.

- Что вы можете сказать о перспективах развития ядерной науки и ядерных исследований в Азербайджане?

- У нас уже создан новый Центр ядерной безопасности. Мы регулярно увеличиваем штат сотрудников, тесно сотрудничаем с Бакинским государственным университетом, ищем и привлекаем молодых специалистов к научной работе, отправляем их на стажировку в зарубежные страны. Наш коллектив наполовину состоит из молодежи. Многие из них - преданные науке люди. Каждый год аспирантуру Института оканчивают около десяти человек. И если здесь остаются хотя бы два или три специалиста, то думаю, что мы можем быть спокойны за потенциал соответствующей азербайджанской фундаментальной науки. Будущее - за ядерной энергетикой. Уверен, через полвека 70 процентов мировых энергоресурсов будет вырабатываться на основе ядерного топлива. И коллектив наших ученых уже сейчас готов выполнять все наукоемкие работы. Вот для этого мы и готовим высокопрофессиональные кадры.
Беседу вел Фархад Нуриев





Loading...