:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Андрей Чеботарев: "Китай хорошо понимает, что экспансивная политика приведет к столкновениям с интересами России"

Font

На вопросы газеты "Новое Время" отвечает Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» (Казахстан):

- Здравствуйте господин Чеботарев! Какая общественно-политическая ситуация в Казахстане в данный момент?
- С уходом Нурсултана Назарбаева с поста президента Республики Казахстан начался процесс транзита власти, который должен завершиться проведением президентских выборов и определением по их результатам персоны, которая будет руководить страной по крайней мере в ближайшие пять лет. Пока же существенно изменилась система государственной власти. Если раньше вертикаль власти начиналась с президента как главы государства, то теперь это начало олицетворяет собой первый президент РК – Елбасы (лидер нации). При этом он возглавляет Совет безопасности, Ассамблею народа Казахстана и партию «Нур Отан». В целом ситуация в Казахстане пока стабильная. Однако не исключено, что постепенно начнут проявлять себя определенные группы влияния в правящей элите, недовольные происходящим и заинтересованные в выдвижении своих представителей на пост главы государства. Тогда может начаться борьба за власть с изготовлением и выбросом в СМИ различного компромата, организацией и проведением массовых акций протеста и т.д.

- У нового правительства есть конкретная концепция? Какие реформы ожидаются?
- О каких-либо реформах в нынешней ситуации речи пока не идет. Сейчас для властей важно выстроить обновленную систему. А это значит, что Елбасы нужно укреплять Совет безопасности, вывести его из-под юрисдикции президентской администрации и поменять состав. Для нового же президента Касым-Жомарта Токаева важно укрепить свои позиции в данной должности, сформировать свою команду, обеспечить политическую стабильность и преемственность официального курса и подготовиться к будущим выборам, которые, по разным прогнозам, могут пройти либо в декабре этого года, либо в апреле 2020 года. Что касается правительства, то у него уже есть своя повестка, в которой преобладают меры социального характера. Так что до предстоящих президентских выборов его деятельность и деятельность всей системы власти будет осуществляться в инерционном ключе и без каких-либо серьезных организационных и кадровых изменений. Разве что могут обновиться акимы некоторых регионов страны.


- Что изменится во внешней политике? Казахстан продолжит свое участие в ОДКБ и ЕАЭС?
- Пока каких-либо существенных изменений во внешней политике не ожидается. В ближайшее время новый глава государства Касым-Жомарт Токаев, скорее всего, проведет встречу с представителями иностранного дипломатического корпуса, а также будет осуществлять серию зарубежных поездок для выстраивания отношений с руководителями соответствующих стран. К тому же сейчас важно показать зарубежным партнерам, что преемственность внешнеполитического курса сохраняется и что Казахстан готов соблюдать ранее установленные договоренности в тех или иных вопросах межгосударственного взаимодействия. Показательно и то, что свой первый зарубежный визит Токаев совершит в Россию. А затем в течение апреля– в Китай и Узбекистан для участия во Втором форуме международного сотрудничества «Один пояс, один путь» и второй консультативной встрече глав государств Центральной Азии. То есть приоритет относительно соседних стран сохраняется. В мае Казахстан готовится провести в своей столице юбилейный саммит Евразийского экономического союза (ЕАЭС).
Вместе с тем предстоит выработка новой Концепции внешней политики РК, поскольку действующая должна завершиться в следующем году. С одной стороны, сохранится курс на многовекторность. А, с другой стороны, следует ожидать более качественного подхода к выражению и отстаиванию Казахстаном своих национальных интересов. Тем более с учетом опыта и профессиональной компетенции Касым-Жомарта Токаева, вышедшего из дипломатической среды. Конечно, Казахстан продолжит свое участие в ОДКБ, ЕАЭС, СНГ и других международных организациях. Тем более что в отдельных случаях это обусловлено геополитическими факторами. Однако со сменой руководства все-таки задана тенденция на определенные изменения во внутренней и внешней политике страны. В последнем случае речь идет о том, чтобы увеличить активность Казахстана на международном уровне.

- Как думаете, Казахстану удается лавировать между геополитическими игроками, у которых сталкиваются интересы в Центральной Азии? Сотрудничество с каким из них более выгодно для Казахстана?
- Казахстану удается, на мой взгляд, лавировать между геополитическими игроками в Центральной Азии. Прежде всего потому, что у данных стран различные интересы и разный уровень присутствия в регионе. В частности, Россия представлена здесь главным образом по политической и военно-политической линиям, в том числе в рамках ОДКБ. У нее имеются военные объекты в Казахстане, включая присутствие на космодроме Байконур, Кыргызстане и Таджикистане. Китай в основном усиливает свое экономическое присутствие в странах Центральной Азии в рамках реализации проекта «Экономический пояс Шелкового пути». США пробуют держать руку на пульсе в отношении Центральной Азии. Но после 2014 года, когда они начали сокращать свое военное присутствие в Афганистане, уровень интереса к региону заметно сократился. Особенно это наблюдается с приходом администрации Дональда Трампа. Европейский союз сейчас разрабатывает свою новую стратегию в Центральной Азии. Но в целом его активность здесь гораздо ниже трех указанных выше игроков
Поэтому для Казахстана приоритетными внешними партнерами в регионе являются такие две крупные державы и его непосредственные соседи, как Россия и Китай. Каких-либо столкновений интересов между этими странами нет. Поэтому держать равновесие между ними не составляет особого труда. Понятно, что есть столкновение интересов между Россией и Западом в лице США и ЕС, а также Китаем и США. В какой-то степени это отражается на нашей экономике. Но во внешней политике страны особого напряжения не наблюдается.

- В России в СМИ часто появляются тревожные статьи об опасности, исходящей от Китая, об экспансии "Желтого дракона" и т.д. Как мы знаем, у китайских компаний большие инвестиции в Казахстане. Там есть подобные опасения по поводу китайской экспансии?
- Наибольшие инвестиции в экономику Казахстана вкладывают западные страны. Так, по данным Национального банка РК, за 9 месяцев 2018 года из Нидерландов поступило 4748,7, США - 3946,5, Швейцарии – 2246,1 млн. долларов. Другое дело, что здесь завуалированно имеется и казахстанский капитал, приходящий из оффшорных структур. Что касается Китая, то его доля инвестиций составила 1153,8 млн. долларов. Хотя по уровню активности в экономике Казахстана и других стран Центральной Азии он заметно опережает другие страны. Так что влияние его растет. Однако нельзя сказать о какой-то целенаправленной политико-экономической экспансии Китая в данном регионе. Он хорошо понимает, что сильное и чрезмерное присутствие в Казахстане приведет к столкновениям интересами с той же Россией. Тогда как Пекин старается продвигать свои цели и интересы без каких-то конфликтов другими странами. Да и наши китаеведы не считают, что идет какая-то опасность со стороны Китая для стран Центральной Азии.

- У Азербайджана и Казахстана всегда были очень добрые и тесные отношения во всех планах - и в политической, и в экономической, и в культурной сферах. Наши народы имеют общие, единые корни и общую этнокультуру. После прихода к власти молодого поколения политиков, которые немного далеки от традиционализма, как будут развиваться отношения между нашими странами?
- Если брать отношения Казахстана и Азербайджана, то в принципе все развивается в достаточно стабильном и конструктивном русле. Желательно, конечно, увеличить уровень сотрудничества по разным направлениям, которые, на мой взгляд, еще недостаточно наполнены конкретным содержанием. В том числе это касается вопросов транзита казахстанской нефти, зерна и других товаров через Азербайджан сухопутным и морским путем.
Независимо от того, что идет смена поколений в наших странах, что отражается и в политических элитах, Казахстан и Азербайджан находятся в геополитической близости. Свою роль оказывает также фактор культурного, религиозного и этноязыкового единства, что особенно находит свое отражение в процессе взаимодействия тюркоязычных стран. Кроме того, сейчас выстраивается новый формат сотрудничества в Каспийском регионе. После долгожданного определения правового статуса Каспийского моря у пяти стран появились возможности сконцентрироваться на таких важных вопросах многостороннего взаимодействия, как обеспечение безопасности, охрана экологии и биоресурсов, судоходство и т.д.

Беседовал:
К.САТТАРОВ