:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

С СКВ СПОКОЙНЕЕ

Font

Азербайджанский банковский сектор демонстрирует самый высокий уровень капитализации среди стран СНГ. К такому выводу пришло рейтинговое агентство Moody`s. Естественно, это новость не могла не обрадовать. Но в то же время, как кажется, что-то тут не так, поскольку капитализация отечественного банковского сектора всегда оставляла желать лучшего. А в реальности оказалось вот что.
В отчете этого агентства отмечено, что этот показатель главным образом объясняется помощью государства крупнейшему азербайджанскому банку – Межбанку. Так что радоваться за отечественный банковский сектор - преждевременно.
До оздоровления банковской системы страны, как выяснилось, еще далеко. И вот почему.
B 2018 году банки продали населению 3 млрд. 406 млн. 108 тыс. долларов, а купили 2 млрд. 37 млн. 197 тыс. долларов, говорится в отчете Центробанка.
Таким образом, сальдо покупки населением американской валюты составило 1 млрд. 368 млн. 911 тыс. По сравнению с 2017 годом этот показатель больше на 1 млрд. 342 млн. 366 тыс. долларов, или 5%.
Что ж, ничего удивительного. Доллар был и остается самой востребованной валютой среди населения Азербайджана, и потребность в нем только растет. Следует отметить, что потребность в иностранной валюте наблюдается на фоне оптимистических заявлений главы Центробанка страны Эльмана Рустамова относительно устойчивости курса отечественного маната.
Напомним, что на днях главный банкир страны в ходе встречи с журналистами заявил, что на сегодняшний день в Азербайджане нет предпосылок для роста курса доллара по отношению к манату. Также, по его словам, говорить ныне о девальвации маната - несерьезно. И действительно, с мнением Рустамова трудно не согласиться. На сегодняшний день манат стабилен, не наблюдается предпосылок для его удешевления. Но что будет завтра или через полгода, к примеру, неизвестно даже Э.Рустамову. То есть необходимо учесть множество факторов, влияющих на ситуацию в банковском и финансовом секторах Азербайджана. Внешний фактор тут является одним из основных. Как ни крути, но азербайджанская экономика интегрирована в мировую, и любые потрясения в глобальной экономике отражаются на отечественной экономике. А о нефтяном факторе, думается, лишний раз напоминать и не стоит. Ведь всем известно, что, как правило, он влияет и на отечественную экономику, и на курсовую политику правительства.
Согласны мы с Э.Рустамовым и в том, что распускать необоснованные слухи, а тем более паниковать в связи с девальвацией, - недопустимо. Более того, председатель правления ЦБ призвал журналистов меньше применять слово «девальвация». Но при этом не уточнил, каким термином его следует заменить. К сожалению, после 2015 года слово «девальвация» прочно вошло в лексикон азербайджанских граждан. Еще бы! Ведь от двух подряд девальваций пострадали в основном рядовые граждане Азербайджана. А потому разного рода колебания курса маната и, конечно же, нефтяной цены хочешь - не хочешь вынуждают вспоминать термин «девальвация», столь неприятный для главы Центробанка.
С другой стороны, велико недоверие граждан к оптимистичным рапортам чиновников относительно курсовой политики финансового регулятора страны. Как тут не сказать о том, что свою ложку дегтя добавил сам Э.Рустамов, который в 2015 году уверял, что девальвации не будет? После этого люди перестали доверять не только главе ЦБ, но и всей банковской системе страны.
Кстати, рост потребности населения Азербайджана в иностранной валюте продиктован именно этим недоверием. Все-таки, как говорили раньше, со свободно конвертируемой валютой спокойнее. А потому Центробанку, Палате по надзору за финансовыми рынками и правительству в целом нужно стремиться вернуть доверие населения к отечественным банкам и национальной валюте. Как показала жизнь, нефтяными тарифами, с учетом которых ЦБ формирует свою курсовую политику, ни в коем случае нельзя ограничиваться. Необходимо искать альтернативные варианты…

А.ШАХВЕРДИЕВ