Ücretsiz php script indir shell indir film izle hd film izle aksiyon filmi izle shell indir hd dizi izle hacklink satışı Почему закон оказался не на стороне одинокой женщины с больным ребенком?
:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Почему закон оказался не на стороне одинокой женщины с больным ребенком?

Font



Казалось бы, за плечами уже немалый жизненный опыт, а журналистская работа с какими только ситуациями не сталкивала. Но письма читателей «Нового Времени» порой рассказывают о таких перипетиях и жизненных коллизиях, что остается удивляться, мягко говоря, черствости и бездушию людей, в том числе призванных соблюдать дух и букву закона.
Письмом, которое и породило эти мысли, стало обращение в редакцию Лалы Аслановой, которая рассказала о своем неудачном замужестве и нескончаемых тяжбах с бывшим мужем, которого, судя по всему, несмотря на его офицерское звание, довольно трудно назвать настоящим офицером, каким мы обычно считаем людей с погонами на плечах.
Но предоставим слово самой Аслановой.
«Хочу поведать вам о несправедливости, с которой мне пришлось столкнуться, будучи одинокой матерью с больным грудным ребенком на руках. Мне 35 лет, имею два высших образования, по специальности бухгалтер. В 2015 году 23 сентября вышла замуж за студенческого друга своего брата (на тот момент они 15 лет как дружили). Счастью не было предела, но продлилось оно не так долго, как хотелось. На свадебные расходы он занял у меня довольно-таки приличную сумму денег. По его словам, у него были временные финансовые трудности, обещал после свадьбы вернуть. Деньги я дала из тех, что родители дали мне на приданое. Коротко о своем муже. До меня он уже был женат, овдовел в августе 2012 года. От первого брака у него было двое сыновей. Он являлся офицером нашей доблестной армии. Муж уверял, что осилит большую семью, если понадобится, вечерами будет таксовать.
Но как я говорила ранее, семейное счастье продлилось не так долго, как хотелось бы. После свадьбы мой муж забирал всю мою заработную плату. Отчет с банковской карты он настоял перевести на его мобильный номер. В загс вести меня отказался. Ссылался на то, что на работе квартиру обещают дать, а на мое имя записана родительская квартира, поэтому ему откажут в предоставлении квартиры, если у жены она есть. Тот заботливый, нежный, внимательный, обещающий во всем помогать и поддерживать муж словно испарился. Он стал все больше требовать от меня денег. Обвинял в том, что я скрываю от него левые доходы (хотя я обычная госслужащая, живущая на одну зарплату). Прошло не так много времени, и я узнала, что беременна. Моему счастью не было предела, а вот мой муж эту новость встретил не так радостно, ссылаясь на свою усталость. Все обязательства по поводу накопления денег для будущего малыша мой муж возложил на меня. Копить было очень сложно, так как муж большую часть зарплаты забирал, а что оставалось, я откладывала. Часто стал ругаться со мной по поводу денег, от того что я откладываю, им меньше достается и не хватает. Беременность протекала сложно из-за стрессов и нервов. Все консультации врача, УЗИ, анализы оплачивала я сама. Порой сложно было справляться с некоторыми домашними обязанностями, тогда муж потребовал избавиться от ребенка. Я отказалась, и вот тут начался ад. Муж делал все, чтобы я потеряла ребенка. Дважды ложилась на сохранение иначе потеряла бы малышку. Начались постоянные скандалы по поводу денег. Я плохая жена, плохая мать, плохая хозяйка, сцены ревности. Все свои действия на работе должна была снимать на фото и видео и немедленно отсылать по Watsap. Муж начал часто отлучаться по вечерам. На четвертом месяце беременности мой муж, ссылаясь на то, что мое начальство послало меня на служебной машине за финансовыми документами, а он не видел, как уехала и как приехала, выгнал меня, беременную, из дома. Отнял у меня все подаренные золотые украшения и ключи от дома. В чем была в том и ушла. В дальнейшем он никогда ни мною, ни ребенком не интересовался. За три недели до рождения ребенка удалось забрать мои вещи и приданое из дома мужа.
11 июня 2016 года, наконец, родилась моя дочь, моему счастью не было предела. Но не прошло и месяца, как у малышки обнаружили порок сердца, а еще через месяц обнаружили скопление жидкости под корой головного мозга. Я выплакала все глаза, не спала ночами. Обошла лучших врачей. Все врачи меня уверяли, что надо запастись терпением, лечение хоть и долгое и дорогостоящее, но надо надеяться. После рождения ребенка я получила декретные деньги. Время шло, ребенок рос, лечение не давало положительных результатов, а денег становилось все меньше и меньше.
Моя начальница узнала о моих проблемах, когда ребенку было уже шесть месяцев, и настояла на разговоре с моим мужем по поводу финансового участия в лечении ребенка. Она лично позвонила ему и рассказала о болезни ребенка, о том, что ребенок нуждается в помощи. Пыталась взывать к его разуму, разбудить в нем хоть какие-то отцовские чувства. На что он ответил: «Да, я знаю, ребенок мой, но ничем помочь не могу, у меня нет денег. Она родила, пусть смотрит».
После этих слов я твердо решила добиваться через суд справедливости и защищать права своего ребенка. И здесь меня ждало очередное разочарование.
17 марта 2017 года я подала заявления в суд Хатаинского района. Суд рассматривал требования: установление отцовства, взыскание алиментов в размере ¼ от его доходов, а также дополнительно ежемесячно суммы в счет будущих расходов на лечение ребенка, возвращение мне половины расходов, которые я уже понесла на лечение ребенка, выплачивать мне небольшое содержание в период декретного отпуска.
Судья при рассмотрении моего дела допустила множество правонарушений. В результате она приняла решение об алиментах в ¼ и все. Мне отказали в содержании во время декретного отпуска, также отказали выплачивать дополнительную сумму денег в счет будущих расходов на лечение ребенка. Объяснение меня ошеломило. В решении написано так: алименты в размене ¼ полностью покрывают прожиточный минимум по Азербайджанской Республике как матери, так и ребенка (больного). Также отказали мне возвращать часть денег, которые я уже потратила за лечения. Несмотря на то, что я представила чеки, рецепты, выписки из клиник, доказывающие расходы на лечения, в решении суда указано, будто я не представила никаких доказательств о понесенных расходах.
19 октября 2017 года Апелляционный суд оставил решение без изменений. Видимо, судья даже не пытался вникнуть в суть дела - весь процесс от начала до конца занял всего-навсего 16 минут.
А вот в Верховном суде 2 апреля 2018 года судья вообще сочла, что ¼ для больного ребенка и ее матери слишком много, и уменьшила сумму алиментов до 1/6 (это 236 манатов). Объяснила решение тем, что у моего мужа имеются кредиты, он и сам нуждается в лечении. В Верховном суде у мужа спросили: когда его кредиты закончатся и он сможет помогать ребенку? Ответ «через 5 лет» удовлетворил судей. По их мнению, ребенок с пороком сердца и скоплением жидкости под корой головного мозга может подождать 5 лет. Я в шоке от беспредела и беззакония. С каких пор наличие кредитов влияет на сумму алиментов?
Мне пришлось смириться с таким решение. Смысла нет в судах отстаивать права моего ребенка, там кричи не кричи тебя никто не услышит.
14 апреля 2017 года судья рассматривала мои требования о возвращении мне золотых украшений и денег, которые мой муж брал в долг. В результате она вынесла решение вернуть мне мои украшения, а в части возврата денежных средств отклонила.
13 сентября 2017 года Апелляционный суд оставил решение районного суда без изменений, дополнив его стоимостью золотых украшений (оценка проводилась экспертизой, а стоимость была взята минимальная).
16 марта 2018 года судья Верховного суда оставил решение Апелляционного суда без изменений. Отказ возврата денежных средств объяснили очень просто: между мужем и женой не существует понятие «долг». А вот то, что мы не были официально зарегистрированы, никто не принял во внимание», – написала Л.Асланова.
По ее словам, потом начались проблемы с судебным исполнителем Хатаинского района, который никак не мог рассчитать сумму задолженности по алиментам. А из пяти золотых украшений Аслановой вернули только два, а за остальные суд вынес решение выплатить ей 3200 манатов.
Но бывший муж Аслановой, судя по всему, не оставил мысль как-то поправить свое положение за счет женщины с больным ребенком на руках. Как сказала Асланова, в апреле этого года он подает заявление в суд Хатаинского района о том, что Асланова должна ему две тысячи манатов. Рассмотрение дела, как это ни покажется странным, проходило без нее, а ее пригласили чуть ли не на последнее заседание, даже не поставив в известность по какому поводу. Причем Асланова считает, что в суде к ней было заведомо предвзятое отношение.
Тогда она обратилась в Русскую общину Азербайджана, членом которой является. Как сказал юрист общины Низами Кенгерлинский, за подписью руководства общины было направлено обращение в районный суд с просьбой объективно рассмотреть этот вопрос и проявить гуманность в отношении матери с больным ребенком на руках. Возможно, это обращение сыграло свою роль, и суд отказался удовлетворить иск экс-мужа. Но тогда он вместе со своим отцом(!) явился в Русскую общину и потребовал защитить его интересы в апелляционном суде, в который он собрался обратиться в связи с якобы «несправедливым» решением районного суда. Русская община, хотя он и не был ее членом, сказал Кенгерлинкий, не отказала и направила его письменное обращение в апелляционный суд с просьбой рассмотреть дело объективно. Но и эта судебная инстанция посчитала, что районный суд принял справедливое решение. Думается, подобные действия тоже в определенной степени характеризуют бывшего военнослужащего.
На действия судебных исполнителей, оскорбления, которые приходилось выслушивать в их присутствии со стороны бывшего мужа, на оказываемое давление Асланова обращалась в различные инстанции и много раз - в Министерство юстиции, Главное управление исполнения судебных решений при Минюсте, к омбудсману, в Верховный суд, к начальнику судебных исполнителей Хатаинского района. Все безуспешно.
Сейчас Асланова никак не может добиться того, чтобы ей пересчитали и выплатили положенные на ребенка алименты за прошлый год. А второе – чтобы вернули деньги, который суд обязал выплатить за золотые украшения в сумме 3200 манатов. По всем этим вопросам она неоднократно обращалась в соответствующие инстанции, но пока решения суда не торопятся исполнять.
Когда мы спросили Асланову, почему она не хочет указать фамилию человека, который доставил ей столько, мягко говоря, неприятностей, она ответила очень просто: боюсь, что они начнут мне мстить или опять подадут в суд. «А от всех этих судебных разбирательств и хождений по инстанциям я так устала», - сказала Асланова, добавив, что как-то получается удивительно, что женщина с больным ребенком на руках не только не чувствует гуманного отношения в различных государственных и судебных структурах, но и защиты в соответствии с законом своих прав и прав своего ребенка, до которого отцу нет никакого дела.

Р.ТАЛЫБЛЫ