Ücretsiz php script indir shell indir film izle hd film izle aksiyon filmi izle shell indir hd dizi izle hacklink satışı Грузия-Азербайджан: противоречия остаются
:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Грузия-Азербайджан: противоречия остаются

Font



Очередная встреча по делимитации азербайджано-грузинской государственной границы намечена на первый квартал 2018 года, заявил замминистра иностранных дел Азербайджана Халаф Халафов в начале года. «Встреча комиссии по делимитации азербайджано-грузинской государственной границы намечена на первый квартал 2018 года», - сказал Х.Халафов журналистам. Он отметил, что также «состоится экспертная встреча и широкие обсуждения в рамках комиссии». Грузия с Азербайджаном имеет общую государственную границу общей протяженностью в 446 км (по данным Грузии) или 480 км (по данным Азербайджана). Из них на сегодняшний день около 180 км остаются несогласованными. Делимитация и демаркация государственной границы началась в 1996 году двусторонней грузино-азербайджанской межправительственной комиссией. В настоящее время делимитировано и демаркировано 66% общей границы. В ходе работы комиссии, начиная с 2007 года, возникли непреодолимые препятствия — в связи с монастырским комплексом Давид Гареджи, который находится в 60 км на юго-восток от Тбилиси. Азербайджан считает, что монастырь является памятником албанской культуры, и называет его Кешишчи-Даг. 6 мая 2012 года азербайджанские пограничники заняли часть монастырского комплекса Давид Гареджи, которая, по словам грузинского министра иностранных дел Грузии Нино Каландадзе, к спорной территории не относится, и во времена СССР являлась частью Азербайджанской ССР. Также с 6 мая 2012 года азербайджанскими пограничниками прекращен пропуск к комплексу грузинских паломников, священнослужителей и политиков. Грузинское руководство заявляет, что Азербайджану принадлежит лишь 2% территории комплекса Давид Гареджи — монастырь Удабно. Спорной территорией остается также село Эрисимеди. В конце 1970-х годов река Алазани в Сигнагском районе, которая разделяла Грузинскую и Азербайджанскую ССР, поменяла русло, и некоторая часть грузинской территории осталась по ту стороны реки. Грузия в конце 1980-х годов построила там деревню и расселила переселенцев из Аджарии и кистинцев из Ахметского района (жители Панкисского ущелья). Однако азербайджанская сторона настаивает на том, что часть территории комплекса «Давид Гареджи» и село Эрисимеди принадлежат Азербайджану. Ряд грузинских историков заявляет об исторической области Эрети, часть которой находится на территории нынешнего Азербайджана.
В докладе Сети неправительственных организаций по защите окружающей среды Кавказа (CENN) отмечается, что на алазанской линии границы между Грузией и Азербайджаном выявлено 69 мест, где произошли изменения. Из них в 42 случаях граница передвинута вглубь Грузии, а в 27 случаях — вглубь Азербайджана. Дополнительным раздражителем в грузино-азербайджанских отношениях является регион Квемо-Картли или Борчалы — заселенный большой общиной азербайджанцев. Переименование азербайджанских населенных пунктов на грузинский манер, перевод школьного образования на грузинский язык, земельные и кадровые проблемы и т. д. — вызывают раздражение местного азербайджанского населения. Грузинские правительства в постсоветский период производили переселение грузин (в основном сванов) в регион Квемо-Картли, ссылаясь на стихийные бедствия в Сванетии, что ныне приводит к периодическим столкновениям представителей азербайджанской и грузинских общин. Этническая активность (преимущественно протестная) азербайджанцев в Грузии находит широкий патриотический отклик в Азербайджане. Грузия, будучи стратегическим партнером Азербайджана, вовлечена в глобальные трансконтинентальные интеграционные проекты, инициированные Баку. Теперь, когда она ставит на гипотетические транзитные прибыли от рождающихся в муках теневых торговых коридоров, поневоле рискует реальными преференциями, которые достаются ей от функционирующих энергетических и транспортно-коммуникационных проектов. Одновременно Тбилиси, потакая неправедным стараниям Еревана, поневоле поощряет агрессора на преступные подвиги, и это по существу выливается в закладку новых рисков в Южном Кавказе. Блокирование сомнительных идей и наработок, в которых участвует возмутитель региональной стабильности, или же от которых он ждет облегчения, становится неизбежностью. Баку обладает рычагами для предотвращения инициатив, которые обернутся издержками для национальных интересов Азербайджана.
Будем надеяться, что отношения Азербайджана и Грузии и впредь останутся дружественными и доверительными.

Р.ВЕЛИЕВ