:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Азерсу убыточен?

Font

И года не прошло, как ОАО «Азерсу» опубликовало свой финансовый отчет. Согласно законодательству, госкомпании должны делиться своей отчетностью сразу после первого квартала следующего года. К сожалению, лишь малая часть госкомпаний придерживается буквы закона. И что интересно, «Азерсу» относительно долго более или менее придерживался этого порядка, но в этом году компания решила не утруждаться. Получилась абсурдная ситуация, когда AZAL неожиданно отчитался раньше «Азерсу». В прошлом году было наоборот.
Главной особенностью отчета «Азерсу» являются не убытки, а ошибки. Еще по итогам 2016 года, в финансовом отчете было указано, что они вынуждены были пересчитать ряд показателей 2015 года. Идентичная ситуация повторилась и в 2017 года. Каждый раз они пересчитывают показатели предыдущего периода.
Тем не менее, финансовый отчет нам говорит о том, что «Азерсу» была и остается дотируемой организацией. И это не странно, ведь? как мы отмечали в одной из статей, потери воды у них превышают 50% (отсутствие адекватной канализационной системы, устаревшая инфраструктура и многое другое). Государственные инвестиции в компанию по сравнению с концом 2016 года возросли на 808 млн. манатов. Согласно отчету, часть финансирования было получено из государственного бюджета. Они получили оттуда примерно 526 млн. манатов. Плюс ко всему возросли и инвестиции международных финансовых организаций, обеспеченные государственными гарантиями. Их объем возрос с 789 млн. до 1 млрд. манатов. Интересно, что кредиты международных финансовых организаций не считаются обязательствами «Азерсу». Почему – непонятно. Ведь они взяты под госгарантии, но не государством. Но у нас данная система существует уже давно, когда кредиты передаются госкомпаниям не напрямую, а через госбюджет. Поэтому даже совокупные долгосрочные обязательства «Азерсу», по сравнению с концом 2016 года, снизились на 160 млн. манатов и составили 219,5 млн. манатов. Естественно, что это сокращение произошло не за счет компании (ее годовой оборот не превышает 165 млн. манатов), а за счет налогоплательщиков. Правда, это не мешает им обвинять во всем налогоплательщиков. Но об этом позже.
С сокращением долгосрочных обязательств, сократился и объем текущей части обязательств. Тем не менее, существенной частью обязательств являются торговые кредиты в размере 417 млн. манатов (оборудование, поставки материалов и т.п.).
Теперь о том, в чем они обвиняют налогоплательщиков. Так, «Азерсу» сообщает, что себестоимость поставляемой ими воды вдвое выше тарифов, поэтому они убыточны. В данном случае они ссылаются на свой отчет о продажах. Так, за 2017 год они продали воды на сумму в 165 млн. манатов, что выше показателя 2016 года на 4%. В структуре доходов рост продемонстрировал продажи услуг по обеспечению канализацией (на 10 млн. манатов). По остальным пунктам было зафиксировано снижение.
Непосредственная себестоимость продаваемой ими продукции составила 85 млн. манатов. Иными словами, они получили операционную прибыль в 80 млн. манатов. Пока дела идут хорошо, но вот дальше начинает твориться какая-то несуразица. Они в 2017 году снизили валютные потери (с 39 до 3 млн.), на систему распределения и продажи (с 90 до 66 млн.). Но одновременно у них чуть ли не вдвое возросли административные расходы (с 19 до 31,2 млн. манатов) и «другие операционные расходы» (с 543 до 567 млн. манатов). Во-первых, непонятно зачем возросли административные расходы – они в 2017 году особо много штата не нанимали и уж точно не увеличивали зарплату; во-вторых, непонятно, что это за «другие операционные расходы». При этом другие доходы «Азерсу» выросли с 5,8 до 83,8 млн. манатов.
Анализируя данные изменения, мы выясняем, что под «другими расходами» они подразумевают обесценивание основных средств. В таком случае непонятно, зачем они их включают в операционные расходы и показывают нам как себестоимость. Ведь и так в любом случае все инвестиции (закупка оборудования, смена труб, установка счетчиков) обходится за счет налогоплательщиков. Мы и так оплачиваем все это, зачем еще жаловаться на то, что не хватает средств? Таким образом любую деятельность можно указать как убыточную. В итоге они показывают, что операционный убыток составил 504 млн. манатов, что, кстати, ниже показателя 2016 года на 18%.
А по поводу административных расходов ситуация оказалась куда прозаичнее. Руководство организации (председатель и 6 заместителей) в 2017 году получили 269 тысяч манатов, или по 3,2 тыс. манатов в месяц в среднем. А вот в 2016 году их совокупная зарплата составляла 132 тыс. манатов. При этом компания умудрилась сэкономить на весьма странных направлениях. К примеру, у них сократились расходы на связь почти в 2 раза, и на «образование и развитие бизнеса» вовсе в 39 раз.
Таким образом, мы можем видеть, что так называемый убыток – это лишь результат отсутствия всякой деятельности. За счет кредитных ресурсов и государственных инвестиций, полученных ими как минимум за последние 10 лет, можно было просто построить уже новую инфраструктуру. Тем временем объем потерянной воды уже составляют 52%. Число аварий увеличилось за год с более чем 70 до 90 тысяч. Все показатели (кроме показателей эффективности) растут. А что намерено делать правительство, непонятно. Мы и так взвалили себе на плечи их долги, ремонт и строительство инфраструктуры, но тем временем они еще пытаются обращаться в Тарифный совет с просьбой о повышении коммунальных выплат. А ТС уже вошел в азарт...

Т.МАШАЛЛЫ





Loading...