:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Есть ли доверие к банковской системе?

Font

Финансовая система страны продолжает находиться в нестабильном положении, поэтому периодически в новостной ленте СМИ возникают различные – далеко не самые позитивные новости о состоянии тех или иных банков. С другой стороны, даже при учете того, что степень доверия к новостям данных СМИ не самая высокая, но любая новость приводит к определенной панике на банковском рынке, так, как и доверие к банковской системе было подорвано в 2015 году, и сами банки доверие никак не могут восстановить. Теперь под мишенью оказался Gunaybank. Этот банк хотя и существует довольно давно (один из старейших банков страны, получивший лицензию еще 23 ноября 1992 года), но развил наибольшую активность в последние 2 года, как раз после девальваций. В этот период банк превратился чуть ли не в одного из крупнейших обменных пунктов страны. Они за это время успели расширить свою сеть и чуть ли не начать специализироваться на валютных операциях. Поэтому случай с данным банком в определенной степени показателен.
Теперь по порядку о событиях и о самом банке. 17 июня текущего года, некоторые СМИ сообщили о крупных махинациях в банке – о том, что зампред правления банка украл 100 миллионов манатов и убежал из страны. При этом почему-то представители данных СМИ решили себя показать и указали, что объем совокупных активов банка составляет 186 млн. манатов, то есть «опустошил банк». Только немного непонятно, как можно опустошить активы, учитывая, что немалая часть их выражена в кредитах и т.п., а не в наличных средствах, тем не менее данная информация стала распространяться по всем СМИ. Затем последовали два опровержения: от Палаты по надзору за финансовыми рынками и председателя Наблюдательного совета банка (по совместительству владельца банка). Первый сообщил, что «в соответствии с графиком сотрудники Палаты более месяца проводят проверки» и они не зафиксировали «фактов выноса из банка крупной суммы денег». Правда, немного непонятно, почему они проводят проверки более месяца в банке, в котором всем показатели соответствуют нормативам. Председатель Наблюдательного совета удивил еще больше, сообщив, что их банк вовсе не банк: «банк с наименьшим объемом депозитов, всего 35 млн. манатов» (при норме даже уставного капитала в 50 млн. манатов), «никогда не выводил деньги в оффшор» (в современной банковской системе в любом случае через какие-либо оффшорные системы приходится пользоваться) и «были одной из двух компаний, завершивших 2017 год с доходом» (в принципе, с доходом год завершает любая компания, а вот получает ли прибыль – неизвестно). Но в определенной степени он прав, согласно отчетности, у банка действительно нет таких средств. Поэтому появились «подробности», согласно которым это был «черный нал», то есть наличные средства, не фиксировавшиеся кассой. Что опять-таки сложно, ввиду безраздельного контроля со стороны ЦБ и ПНФР. Если ЦБ хоть минимально контролирует финансовый рынок – то такой объем наличных средств они бы зафиксировали.
Теперь о самом банке. Согласно отчету, за 2017 год совокупный объем активов банка составил 186 млн. манатов против 117 млн. за 2016 год. Основную часть активов составляли кредиты, выданные клиентам. Их объем возрос по сравнению с 2016 годом на 14 млн. и составил 116 млн. манатов (странно, но значительную часть составляют кредиты на строительство недвижимости, которые распределены примерно между 10 физлицами). Но один пункт вызывает подозрения. Так, по итогам 2016 года объем наличных средств банка составлял 8,3 млн. манатов, но по итогам 2017 года уже 55,7 млн. манатов. При этом уже, по итогам марта 2018 года уже 31,6 млн. манатов, что, кстати, можно списать и на кредитную деятельность (за 3 месяца они возросли с 116 до 146 млн.). Но банки редко накачивают наличность без особых на то причин – у них наличность постоянно в обороте и им незачем увеличивать объем наличных средств более чем в 6 раз. Тем более тому банку, который активно участвует в валютных операциях. Либо банк ожидал неожиданного роста операций, либо финансовых проблем. Правда, и в 2016 году по сравнению с 2015 годом рост был зафиксирован в 30 раз, но тогда лишь с 276 тысяч до 8,3 млн., что относительно естественно ввиду роста операций.
А что же с деньгами клиентов? Деньги клиентов, как это не прискорбно для ряда СМИ, это все-таки обязательства, а не активы банков. Совокупный объем клиентских депозитов составляет 94,5 млн. манатов, что по сравнению с 2016 годом больше в 2,5 раза. С одной стороны, в принципе, хороший для банка показатель, который они смогли нарастить за 1 год. Правда, тут сразу вспоминаются слова владельца банка, заявившего всего лишь о 35 млн. депозитов в банке. В какой-то степени он прав. Примерно 35 млн. приходится на пункт «срочные депозиты физических и юридических лиц». То есть это те депозиты, которые понимает рядовой потребитель. Но кроме срочных, бывают еще и «до востребования» (текущие счета, счета для карты, счета юрлиц и т.д.). На них и приходится по итогам марта 2018 года 58 млн. манатов. Кстати, за 3 месяца 2018 года общий объем депозитов снизился до 89 млн. манатов (23 млн. из которых приходится на госпредприятия и общественные организации и выяснилось, что в 2017 году они еще подарили 90 тысяч Вооруженным Силам страны). Плюс ко всему у них имеется также примерно счетов иных финансовых институтов на 14 млн. манатов (видимо страховых и лизинговых компаний), а также примерно 16,5 млн. манатов долга данным финансовым институтам (они должны также банка 2, а ЦБ 6,1 млн. манатов).
Анализируя доходы банка, можно увидеть, что доходы от непосредственно работы со счетами сравним с доходами от валютных операций. Так, в 2017 году они получили доход от кредитов – 6,9 млн. манатов, а от валютных операций 5,2 млн. манатов. При том, что тут практически расходов у них не было (441 тыс. манатов комиссионных). В итоге в 2017 году они получили прибыли (которая у них в отчете упорно именуется доходом) в 3,5 млн. манатов против убытка в 4,7 млн. манатов годом ранее.
Иными словами, анализируя Gunaybank, мы фактически анализируем среднестатистический азербайджанский банк, который занимается финансированием строительства и обменом валюты. У них нет практически иной деятельности, как и у многих других банков, не входящих или не занимающих важного положения в холдингах. Они лишь в определенной степени сумели преуспеть в валютных операциях. И если слухи подтвердятся, то это еще может говорить также о черной кассе, также традиционной для многих банков. Тем не менее данная ситуация с Gunaybank, в целом говорит, об уровне доверия к банковской системе, когда любой слух может сразу уверить людей и даже СМИ в реальности произошедшего.

Т.МАШАЛЛЫ





Loading...