:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Как США готовят мировой кризис

Font

С ноября США планирует ввести санкции против Ирана, связанные в том числе с ограничением экспорта энергоносителей в рамках выхода Вашингтона из «ядерной сделки» с Исламской Республикой.

До 4 ноября этого года компании должны свернуть закупки иранской нефти и сотрудничество с иранскими контрагентами, заявил журналистам высокопоставленный представитель госдепартамента. Таким, образом, предупредил чиновник,компании, которые до этого времени не прекратят сотрудничество с Ираном, подпадут под действие вторичных санкций.

Позиция США по этому вопросу по дипломатическим каналам уже доносится до зарубежных правительств, приводит Bloomberg высказывания представителя госдепа. США, по его словам, планируют обратиться к правительствам Турции, Индии и Китая с рекомендацией искать других поставщиков вместо иранской нефти. Акцент в этих обсуждениях сделан на то, чтобы импортеры не пострадали от сокращения поставок иранской нефти, заверил чиновник.

Иран, третий по величине производитель нефти ОПЕК. В 2017 году суточная добыча Ирана, по данным картеля, достигала 3,87 млн баррелей. BP в своем обзоре оценивал добычу Ирана в 2017 году в 4,98 млн баррелей в сутки.

«Если союзники США сократят экспорт до нуля, а Индия и Китай также снизят импорт, нефтяной рынок может потерять до 1,5 млн баррелей иранской нефти в сутки, а это намного больше, чем кто-либо ожидал только неделю назад»,— приводит Bloomberg слова Амриты Сен, главного аналитика по нефти в компании Energy Aspects Ltd. Пока большинство экспертов, опрошенных , сомневаются, что снижение будет столь масштабным.

По мнению директора группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрия Маринченко, в этот раз общий объем падения экспорта может составить порядка 500-800 тыс. баррелей нефти в день. В прошлый раз, когда против Ирана вводились санкции с рынка в итоге ушло около 1 млн баррелей.

Скорее всего, в этот раз уйдет меньше – Европа санкций против Ирана не вводила, и отдельные европейские компании, не имеющие бизнес в США, могут продолжить закупки, даже не имея специальных разрешений. Вероятно, Китай и Индия также продолжат закупки нефти в Иране, полагает эксперт.

Сегодня 70% поставляемой из Ирана нефти направляется в Азию, в особенности в Китай и Индию, обращает внимание аналитик VYGON Consulting Екатерина Колбикова. В то же время Япония с окончанием прошлых санкций практически не восстановила импорт, а Корея и Турция в последнее время существенно сократили закупки иранского углеводородного сырья. В текущей ситуации Европа также попросит смягчить наложенные США ограничения для защиты действующих контрактов и инвестиций в нефтегазовый сектор Ирана.

По оценкам аналитиков VYGON Consulting, к концу 2019 года экспорт иранской нефти сократится на 0,84 млн б/с относительно ноября 2018 года — до 1,9 млн б/с. При этом падение добычи за аналогичный период составит только 0,67 млн б/с, так как часть произведенного сырья будет закачена в нефтехранилища национального танкерного флота, вместимость которых достигает 40 млн баррелей, отмечает Колбикова.

Ключевой вопрос – будут ли американцы в этот раз выдавать специальные разрешения (waivers), позволяющие компаниям из отдельных стран продолжать закупки иранской нефти, добавляет Дмитрий Маринченко.

Например, в прошлом такие специальные разрешения получала Турция – в результате ее частная нефтеперерабатывающая компания Tupras могла покупать иранскую нефть, причем с дисконтом, не опасаясь санкций. Подобные квоты вводились тогда и для ряда других государств.

Главные закупки иранской нефти ведут Китай, Индия и Турция, отмечает ведущий аналитик ГК TeleTrade Анастасия Игнатенко.

«Захочет ли Китай идти навстречу Америке, которая обложила китайские товары пошлинами, большой вопрос. И есть ли в арсенале Штатов рычаги давления на Индию и Турцию?», — задается вопросом эксперт.

Между тем, угроза вторичных санкций уже действует на игроков нефтяного рынка. Так, по словам Маринченко, частные компании уже начали снижать закупки нефти у Ирана, а некоторые — сворачивать проекты на территории республики.

Биджан Намдар Зангане, министр нефтяной промышленности Ирана, на прошлой неделе заявил, что страна уже теряет покупателей из-за новых санкций США: закупки иранской нефти прекратили Total и Royal Dutch Shell. Total, кстати, еще весной заявила о выходе из иранского проекта «Южный Парс».

«Я не могу управлять такой компанией, как Total, без доступа к американскому капиталу, американским акционерам, без возможности даже приехать в США. Я не политик, наша задача строить мосты и развивать проекты», — заявил глава Total Патрик Пуянне, объясняя этот шаг на одной из сессии Петербургского экономического форума. Чтобы Total сохранила свое присутствие в Иране «нужно, чтобы были какие-то послабления, но они вряд ли будут», признает Пуянне.

«Никто из нас не сможет остаться незатронутым и, к сожалению, нам придется завязнуть в санкциях в ближайшие недели и месяцы»,— поддержал его глава Vitol Ян Тэйлор.

Санкционное давление уже закладывает «премию» в нефтяные котировки. После заявления чиновника из госдепа стоимость нефти на Лондонской бирже выросла более чем на 3%. К 21:00 мск баррель марки Brent торговался на уровне $78. Получается, что администрация Дональда Трампа, ратующего за снижение нефтяных цен, добилась прямо противоположного эффекта.

В мае в интервью «Эхо Москвы» министр энергетики Александр Новак заявил, что геополитические риски, в первую очередь возможность введения санкций США в отношении Ирана, прибавляют к цене нефти $5-7 за баррель.

Призывы Америки отрезать иранскую нефть от мирового рынка стали катализатором роста цен на «черное золото» в ходе торгов вторника, однако главный момент, который стал определяющим, это тот факт, что вчера был пробит наверх нисходящий тренд по нефти марки Brent, который длился с 22 мая, отмечает Игнатенко.

Именно прохождение уровня $75,5-$75,6 за баррель стало сигналом к покупкам для спекулянтов: пока данная граница была устойчива существовала угроза отката цены в район $71 за баррель, но на данный момент вероятность наступления этого сценария существенно снизилась, отмечает аналитик.

Следующий ориентир, на который котировки уже выходили в этом году, — это $80 за баррель. Пока аналитики не ждут возвращения $100, но и Дональд Трамп, наверняка, сделал еще не все ходы в своей несколько безумной игре.

Ситуация пока складывается в пользу дорогой нефти: многие из членов картеля, например, Венесуэла, в силу различных причин снизили активность более чем на 2,5 млн баррелей в сутки, что дает остальным экспортерам возможность продолжить увеличение производства без особого влияния на котировки, отмечает исполнительный директор ICBF Максим Ефремов.

Сам Тегеран при этом сдаваться не собирается. 27 июня после заявления чиновника из госдепа власти Исламской Республики заявили, что отрезать Иран от глобального рынка нефти, как того требуют США, будет непросто.

«Иран экспортирует в общей сложности 2,5 млн баррелей нефти и конденсата в день, просто так отрезать его за несколько месяцев невозможно», — отметил иранский чиновник в интервью местным СМИ, пишет Reuters.

Еще на встрече членов ОПЕК 22 июня министр нефтяной промышленности Ирана Биджан Намдар Зангане заявил, что страна намерена сохранять нефтяную добычу на текущем уровне.

Россия также как и другие нефтепроизводители выиграет от роста цен на нефть. В тоже время рост котировок из-за санкций несет массу рисков. Повышается волатильность цен. когда после пиковых значений следует резкий обвал, что влечет за собой масштабные бюджетные проблемы и рецессию. Кроме того, в отдельные периоды на рынке возникает избыток сырья, в другие — дефицит.

С 2016 года по май 2018-го цена на нефть выросла с $30 до $80 за баррель, превзойдя даже самые смелые ожидания аналитиков и ключевых игроков. Значительную роль здесь сыграл геополитический фактор, в том числе санкции.

«Общий объем углеводородов, подвергшийся односторонним ограничениям, составляет около трети мировых запасов (Иран, Венесуэла и российские нефтегазовые компании). Это своеобразный негативный рекорд — такого до сих пор не было в истории мирового рынка»,— отмечал глава «Роснефти» Игорь Сечин.

По его мнению, политика санкций и ультиматумов не может не привести к появлению перманентной «санкционной премии» в цене. «Через какое-то время, не исключаю, мы сможем говорить о санкционном сырьевом «суперцикле» и уже в близкой перспективе увидим новые ценовые рекорды», — предупреждает он.
«Газета.Ru»





Loading...