:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Почему нотариус так легко избежал административного наказания?

Font

В редакцию газеты «Новое Время» всегда поступает много писем от наших читателей, основном – это жалобы. Как правило, причины таких обращений – нарушение законных интересов и прав граждан и безуспешные попытки защитить их самостоятельно. Очень часто жалобы вызваны бездействием или незаконными действиями со стороны государственных органов или отдельных их работников.

Думается, что открытое письмо в редакцию Гюльшан Абдуллаевой связано как раз с таким случаем, когда был нарушен закон и ни в одной государственной инстанции это нарушение не пресекли.

«30 ноября 2014 года наша мать, страдавшая тяжелыми психоневрологическими заболеваниями, которыми обусловливается в том числе и старческое слабоумие (dementia senilis: психическая болезнь – старческое слабоумие – начинается преимущественно в старческом возрасте, обусловленная атрофией головного мозга и проявляющаяся постепенно нарастающим распадом психической деятельности до степени тотального слабоумия с утратой особенностей личности больного и развитием старческого маразма), «подарила» находившуюся в ее собственности дачу своим сыновьям. За два месяца до оформления «дарственной» она была в тяжелейшем состоянии доставлена в больницу, но усилиями врачей выведена из коматозного состояния. Тем не менее, последствия оказались необратимыми, что подтверждают эпикризы. Она уже практически не видела, слух нарушен, речь путанная, руки постоянно трясутся, ноги отнялись. Даже по квартире она передвигалась исключительно в инвалидном кресле при помощи нанятой сиделки», - написала Абдуллаева.

После «процедуры дарения», пишет она, мать еще несколько раз попадала в больницу и в мае 2015 года скончалась. На тот момент ей шел 84-й год.

«Через два месяца после смерти матери мы с сестрой решили воспользоваться своим правом на наследство и отделить свою часть родительской дачи. Вот тогда-то и обнаружилось, что дача «подарена» еще за пять месяцев до смерти. И все это время факт дарения скрывался от нас! Нотариус Буньядов Абульфас Ибрагим оглу (нотариальная контора №1, г.Сумгайыт) оформил «дарственную» с фактически недееспособным и очень старым человеком без привлечения к процессу остальных членов семьи. В то же время сама «дарственная» вызывает ряд вопросов. Как же получается, что нотариус, как правило, «кладущий на весы каждую запятую», допускает ряд «незначительных нарушений» в оформлении юридического документа, имеющего для наследников очень важное значение? Например:

1. В «дарственной» отсутствуют фото «дарителя» и прочих, хотя согласно новым правилам они обязательны, и в самом документе соответствующие «окошки» присутствуют;

2. Ни в самой «дарственной», ни в заявлении дарителя нет развернутой подписи (имя, фамилия) Агаевой Солмаз, хотя графа есть – она пустая. И не надо быть графологом, чтобы понять состояние дарителя по тем пляшущим закорючкам, которые изображают «подпись»!

3. 30 ноября 2014 года был выходным днем, нерабочим. Я не получила ответа на вопрос, работала ли нотариальная контора №1 Сумгайыта за неделю и через неделю после этой даты и какие операции, кроме указанной, там зафиксированы, если 30 ноября 2014 года контора работала.

4. На всех юридических (и прочих) документах Азербайджана вверху имеется герб страны – в этой «дарственной» его нет.


5. При оформлении «дарственной» была получена справка из сельсовета Новханы для предоставления в службу «ASAN». Но факт дарения произошел в конторе господина Буньядова А.И. Почему? Может быть, потому, что «мелкие нарушения» не были бы допущены в госслужбе «ASAN»?», - перечислила Абдуллаева вопросы, которые у нее существуют к процессу оформления и самой дарственной.

Она отметила, что договор о дарении – слишком серьезный юридический документ и составление его требует более серьезного, ответственного отношения, чем это сделал такой опытный нотариус, как Буньядов.

«Профессиональный юрист-нотариус прекрасно знает ценность каждого слова, каждой запятой в юридическом документе и осведомлен о последствиях «мелких нарушений»! В данном конкретном случае мы, оставленные «за бортом» наследники, оказались лишенными десятков тысяч манатов. Удивительно, что и в БТИ при переоформлении «купчей» на новых хозяев никто «не обратил внимания» на недочеты в «дарственной». Я не обращалась в суд из морально-этических соображений в силу неких ментальных особенностей. Но кто-нибудь должен же мне ответить, почему нотариус Буньядов так легко избежал хотя бы административного наказания?», - такой вопрос поставила в своем письме Г.Абдуллаева, добавив P.S.: «Все движимое и ценности тоже братья забрали, а родительский дом мы продали и разделили на четыре части, по-честному… Зря!».

В беседе Г.Абдуллаева отметила, что она обращалась по вопросу неправильно составленной дарственной в прокуратуру республики, откуда ее заявление направили в прокуратуру Сумгайыта, где ответили, что необходимо обращаться в суд.

Абдуллаева также сказала, что у нее есть все медицинские заключения, а также письменные показания свидетелей – сиделки и лечащего врача, подтверждающие, что мать на момент дарения была недееспособной.

Договор дарения недвижимых вещей или прав на такие вещи и движимых вещей, подлежащих регистрации в официальных реестрах, договор об обещании дарения в будущем подлежит обязательному государственному удостоверению, что вроде бы должно гарантировать юридическую безупречность данного документа. Но все это возможно только при условии, что все установленные законодательством требования будут соблюдены нотариусом. Кстати, отметим, что одним из важных элементов нотариальной деятельности является материальная ответственность нотариуса. Если в результате незаконных действий нотариуса отдельным лицам, организации или государству нанесен материальный ущерб, он несет материальную ответственность в порядке, предусмотренном законодательством.

Р.ТАЛЫБЛЫ





Loading...