O ЧЕМ ГОВОРИТ РОСТ ПРОИЗВОДСТВА МЕБЕЛИ?
:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

O ЧЕМ ГОВОРИТ РОСТ ПРОИЗВОДСТВА МЕБЕЛИ?

Font



По официальным данным, ВВП Азербайджана за 2017 год возрос лишь на 0,1%. Обычно такую ситуацию в экономике называют стагнацией. Так как в нашем случае 0,1% ​​‑ это обычно какие-то пару сотен миллионов долларов, что, в принципе, можно объяснить либо статистическими, либо сезонными факторами. А в нашем случае вовсе объясняется ценами на нефть. Иными словами, особого прогресса наша экономика в 2017 году не достигла. И это, кстати, довольно плачевно. Если за год фиксируется рост или падение, то это более или менее дает основания для того, чтобы предпринимать какие-либо меры и мероприятия. Стагнация - куда более сложный процесс, и выйти из него еще сложнее, так как стагнация - это фактически показатель того, что в экономике какого-либо доверия нет и у ее субъектов нет желания производить больше на перспективу. В то же время у нас стагнация сопровождается относительно высоким для последних лет уровнем инфляции, 12,9%. Конечно, говорить о стагфляции пока не приходится, но это также негативный показатель.

Но, как ни странно, во всем этом негативе правительство умудряется находить позитив. Так, по официальным данным, ненефтяной сектор за весь 2017 год возрос на 2,7%. И что еще более странно то, что на него приходится 62,8% ВВП. Конечно, в своей основе это - бюджетные расходы, инвестиции в различные инфраструктурные проекты и многое другое, что в принципе косвенно – это также нефтяной сектор, ведь пользуются лишь нефтяными средствами. Тем не менее, официальный Госкомстат публикует реляции о том, что есть отрасли, которые сами по себе растут, и они уж точно не связаны с нефтянкой.

Среди таких отраслей особо выделяется производство мебели и различной продукции из дерева. Так, в 2017 году рост производства в данном секторе составил 34,7%. По уровню роста они заняли 5-е место среди различных отраслей промышленности. И это довольно удивительно. Ведь если рост в химпроизводстве может быть объяснен нефтянкой, а в сфере стройматериалов государственными заказом, то производство мебели и различных материалов из дерева – это довольно специфическая отрасль. В особенности в Азербайджане. Несмотря на все заявления о том, что в Азербайджане есть 9 климатических зон и многое другое, лесов в настоящее время в стране практически нет (официально цифры не меняются уже более 20 лет и сохраняются на уровне 11%). В таких условиях их промышленное использование просто невозможно. Естественно, необходим импорт. А это уже накладывает немного другие обязательства.

Но тем временем мы можем сообщить, что из 3148 единиц мебели для спальни, произведенной за 11 месяцев 2017 года в стране, были все проданы. В то же время были проданы 3752 единиц мебели для других комнат, 253 единицы кухонной мебели и т.д. Примерно в тех же цифрах оценивается продажа диванов, кресел и т.д. Хотя в принципе небольшое производство, но по отдельным направлениям цифры с 2016 годом различаются в разы. К примеру, по мебели для спальни рост в 2,7 раз. К сожалению, определенных точных цифр по другим предметам у нас нет, но сделать определенные выводы можно из данных по импорту. Так, за полгода было импортировано 397237,72 кубометра лесного материала на сумму в 43067,75 тысяч долларов, а непосредственно в виде бревен 9128,3 тонн на сумму в 5054,08 тыс. долларов. Уже за 9 месяцев мы импортировали 628084,58 кубометра лесного материала на сумму в 67765,84 тыс. долларов и деревьев в натуральном состоянии 13334,58 тонн на сумму в 7708,43 тыс. долларов.

С другой стороны, недавно Министерство экологии и природных ресурсов опубликовало интересные цифры о состоянии производства древесного угля и ящиков. По последним мы знаем, что за 9 месяцев было импортировано 391,46 тонн деревянных ящиков, паллетов и т.п. Но за счет месячного рейда, Минэкологии сообщило, что на 15 цехах по производству этих ящиков обнаружило использование местного лесного материала, что противозаконно. Так, они обнаружили 4807,93 кубометра в цехах на территории Огузского лесного материала и 2061,55 кубометров на территории Исмаиллинского лесного хозяйства. То есть данный лесной материал должен был быть использован для производства деревянных ящиков. В то же время стоит понимать, что это было обнаружено в ноябре. Сомнительно, чтобы эти 15 цехов бездействовали в предыдущие 10 месяцев. При этом это данные лишь по 2 лесным хозяйствам и стоит предполагать, что это показатели не всех предприятий. Хотя цифры и не слишком большие (7 тысяч кубов), но в годовом исчислении данная цифра может достигать 80-100 тысяч кубометров. А мы лишь за 9 месяцев импортировали 400 тысяч кубометров лесного материала. Иными словами, мелкие производства, которые производят различные материалы из дерева в немалой степени зависят от незаконной вырубки деревьев.

В целом, рост производства в мебельной и деревообрабатывающей отрасли конечно же вещь положительная. Но стоит понимать, почему он происходит и с чем он связан. Официально что-либо производить из местного дерева нельзя, соответственно значительная часть получаемых доходов уходит за пределы страны. С другой стороны, мелкие производства далеко не такие богатые, поэтому они пользуются подручным материалом. А подручный материал – это незаконная вырубка. Таким образом, у данного роста есть как позитивные стороны, так и негативные.

Т.МАШАЛЛЫ





Loading...