:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Межбанк в долгах, как в шелках

Font

Прошло более двух лет со скандала, связанного с Международным банком Азербайджана – одного из ведущих банков СНГ. Вскоре после неожиданной первой девальвации маната в феврале 2015 года, бывший руководитель Межбанка Джахангир Гаджиев, подал в отставку «по собственному желанию». Общественность страны сразу почувствовала связь между двумя этими событиями, и по большому счету не ошиблась. В течение длительного времени Межбанку удалось скрывать от акционеров свои истинные намерения, построив многофункциональную систему хищения ресурсов банка с последующим отмыванием нажитых денег. В результате всего этого Межбанк попал в долговую яму. Высокий суд Лондона поддержал требования крупнейшего госбанка РФ, Сбербанка и фондов семейства Franklin Templeton к Международному банку Азербайджана, связанные с реструктуризацией его долгов, что следует из решения суда, с которым ознакомился Рейтер. МБА, крупнейший банк Азербайджана, в мае 2017 года неожиданно объявил о реструктуризации обязательств на $3,3 миллиарда. Банк совместно с правительством Азербайджана предложил кредиторам, включая владельцев еврооблигаций, списать часть долга. Дисконт зависел от категории долга и составлял 3, 20 или 50 процентов, сказал агентству Рейтер источник, близкий к Сбербанку. Банк, по его словам, попал во вторую категорию, с чем был не согласен. В мае МБА получил решение Высокого суда Лондона о моратории на удовлетворение требований кредиторов. Реструктуризация велась в рамках азербайджанского законодательства и должна была завершиться 30 января 2018 года. Согласно документам Высокого суда, мораторий не позволяет кредиторам начинать или продолжать любые действия против МБА или его собственности без разрешения суда.МБА попросил продлить мораторий после 30 января, но Сбербанк и Franklin Templeton Investment Management Limited (FTIML) выступили против этого, свидетельствует решение суда от 18 января. Сбербанк в 2016 году выдал МБА кредит на $20 миллионов на сделки по торговому финансированию. FTIML являлся держателем облигаций МБА с погашением в 2019 году на $500 миллионов. Оба кредитора не согласились с планом реструктуризации. Сбербанк и FTIML указали, что их отношения с должником строились по английскому праву и сослались на прецедент 1890 года, известный как "дело Гиббса": долг, регулируемый английским правом, не может быть списан из-за процедуры банкротства должника в другой юрисдикции. Суд поддержал позицию Сбербанка и FTIML и принял к сведению "дело Гиббса" в процессе МБА.

"Это решение будет способствовать усилению стабильности требований в английском праве и стимулировать участников рынка к добросовестному исполнению своих обязательств", - говорится в ответе пресс-службы Сбербанка на запрос Рейтер. Сегодня уже можно трезво проанализировать первопричины, которые привели в 2015-2016 годах к масштабному банковскому кризису и девальвации маната. Достаточно много мы говорили об объективных внешних факторах, связанных с обвальным падением мировых цен на энергоносители, что привело к замедлению темпов экономического роста в странах-экспортерах. Однако есть и ряд субъективных факторов, ставших причиной экономических неурядиц последних лет. И анализ событий показывает, что основным и безусловным катализатором банковского кризиса и побочным фактором двухступенчатой девальвации маната стало фактическое нахождение на краю банкротства Межбанка. Стоит отметить, что МБА и сегодня - самый крупный банк страны (39% от общего объема активов банковской системы страны составляют активы этого банка). Но пару лет назад он был одним из ведущих банковских институтов на всем постсоветском пространстве и имел внушительный портфель иностранных инвестиций. Таким образом, можно констатировать, что в течение 2005- 2015 годов в результате изъятия из оборота и вывода банковских активов на сумму в 9 млрд. долларов за десять лет ВВП «недовырос» примерно на 27 млрд. долларов. Отмывание денег и вывод за границу капитала по объему сравнимого с ежегодными расходами госбюджета Азербайджана напрямую привело к снижению нормы валового накопления и уменьшению объема инвестиций в реальный капитал внутри страны.
Из банка было вывезено немного не мало 15 млрд. манатов, которые по своим масштабам можно приравнять к ежегодным расходам госбюджета. Часть этих денег удалось вернуть, но многие миллиарды уже исчезли бесследно. Их уже не вернуть. А ведь за счет этих активов можно было бы решить массу острых социальных вопросов, создать новые рабочие места и средства производства.

Р.ВЕЛИЕВ





Loading...