:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Опять в банковском секторе не все в порядке

Font

Тревожные вести поступают с банковского "фронта" Азербайджана. B СМИ просочилась информация о грядущем слиянии двух ведущих кредитных организаций с иностранным капиталом - NIKOIL Bank и AccessBank. Источники сообщают, о продолжающихся переговорах об объединении. B капитале обоих банков присутствует зарубежный капитал. AccessBank является 100-процентным иностранным банком. Его акционерами являются Черноморский банк торговли и развития, Европейский банк реконструкции и развития, Международная финансовая корпорация, Германский банк развития (KfW), немецкая компания LFS Financial Systems и AccessHolding. А вот в состав акционеров NIKOIL Bank входят местные компании (TOPAZ Investments, ISR Holding) и физические лица, но конечным бенефициаром является глава российского нефтегазового гиганта LUKOIL Bагит Алекперов. Как видим азербайджанский банковский сектор так и не выходит из кризиса. Уже более 15 месяцев учетная ставка Центробанка Азербайджана – одна из самых высоких в мире. И не надо быть экономистом высокого ранга, чтобы понять: если учетная ставка выше средней нормы рентабельности реального сектора, то экономика страны задыхается, а деловая активность падает. Кредиты в экономику в таком состоянии, понятное дело, не притекают, а без кредитов экономика развиваться не может. В свою очередь, ЦБА в качестве главного финансового инструмента в сложившейся ситуации применяет уже не рефинансирование (кредитование) банков, а наоборот, отбор денег из банковского сектора путем депозитных аукционов и размещения нот. Такой манипуляцией Центробанк вольно или невольно фактически устанавливает минимальную цену маната на рынке. Но такой процесс не может длиться слишком долго, он несет в себе другие ловушки для маната в будущем. Конечно, рано или поздно Центробанк вынужден будет снизить свою учетную ставку, соседние страны давно уже пошли на подобный шаг. А с падением учетной ставки приобретенные у банков депозиты постепенно вновь будут возвращаться в банковский сектор, что, в свою очередь, в зависимости от сложившейся внутренней и внешней конъюнктуры приведут или к росту денежной массы, или перетекут на валютный рынок, вызывая дальнейший рост давления на манат. Не исключено, что оба процесса могут пойти и одновременно. То, что происходит по факту - руководство частных банков ведет не самую честную игру - рисует красивые показатели, привлекает деньги населения, обещая огромные проценты, вкладывает деньги в бизнес с повышенным риском. Все это происходит под наблюдением "специалистов" из ЦБ, ведь он контролирующий орган, имеет право прийти с проверкой, так почему же они ничего не находят? ЦБ печатает деньги и латает дыру в банках - зачем? Зачем вкладывать деньги в название банка? Нам говорят что ЦБ приобретает акции этих банков, акции пустых банков, у которых есть только разрекламированное название? Все эти размышления наводят на мысли о том, что наш ЦБ скорее пытается помешать нашей экономике работать, нежели помочь. Ошибки ЦБ уже заметили и международные эксперты. Так, по мнению ведущих мировых аналитиков, переживший две девальвации в течение 2015 года и перешедший к плавающему валютному курсу манат, в условиях обвала цен на нефть, с марта поддерживает курс к доллару в районе 1.7, при этом в 2017 году национальный Фонд благосостояния выставил на аукционах $3.6 млрд. «Судя по всему, ЦБ Азербайджана снова активно взялся регулировать обменный курс», - считает Лукас дос Сантос, аналитик BMI Research, подразделения Fitch Ratings. - Это лишь откладывает в долгий ящик необходимые экономике структурные реформы». Такие перемены, по сути дела, являются возвратом к старому курсу - после восстановления цен на нефть и природный газ, которые формируют 90% экспорта Азербайджана и 70% его бюджетных поступлений. При этом ужесточение политики государства ощутимо контрастирует с политикой, реализуемой многими другими развивающимися государствами, стремящимися к повышению гибкости обменного курса национальных валют. Так, член ОПЕК Ангола в этом месяце отказалась от привязки своей валюты к доллару. Россия, которая три года назад первая среди ведущих нефтепроизводителей постсоветского пространства отпустила курс рубля, сейчас обещает воздерживаться от интервенций, если только под угрозой не окажется финансовая стабильность государства. А ждать роста внешних инвестиций в ближайшее время не стоит, в экономике страны осталось мало ниш, которые могли бы привлечь внимание иностранных инвесторов. Получать под госгарантии кредиты за рубежом тоже стало трудно, так как бюджет уже испытывает серьезное давление в связи с обслуживанием взятых ранее кредитов. Так, что временное затишье в финансовом секторе из-за повышения цен на нефть не означает, что азербайджанский банковский сектор пришел в себя.
Р.ВЕЛИЕВ





Loading...