:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Мы - азербайджанцы

Font


Традиционно под диаспорой понимают часть народа (этнической общности), проживающую вне страны его происхождения, имеющую общие этнические корни и духовные ценности. Для диаспоры характерно осознание себя частью народа, проживающей в ином государстве; наличие собственной стратегии взаимоотношений с государством проживания и исторической родиной (или ее символом); формирование институтов и организаций, деятельность которых направлена на сохранение и развитие этнической идентичности.

В этой рубрике мы рассказываем о наших соотечественниках, проживающих вдали от Родины, а также делимся информацией о деятельности нашей диаспоры за рубежом.

АЙЛА СЕИДЗАДЕ: «РУССКОЯЗЫЧНЫЕ БАРДЫ — ЭТО ДЛЯ МЕНЯ ОТКРОВЕНИЕ!»



Интервью с Айлой Сеидзаде, молодой азербайджанкой, родившейся и живущей в Испании, в Барселоне. Кроме испанского и русского, она в совершенстве владеет английским и неплохо знает азербайджанский, который стала изучать, учась уже в старших классах.

Айла Сеидзаде окончила Барселонский университет, один из старейших в стране (основан в 1450 году) и один из лучших государственных университетов Испании и мира (факультет психологии). С детства в девочке была тяга к музыке, и родители отдали ее в музыкальную школу по классу фортепиано. Однако проучившись год, Айла поняла, что фортепиано — совершенно не ее инструмент, и попросилась в класс гитары.

Поначалу родители были против — девочка левша. Педагоги тоже не горели желанием взять в класс левшу. Однако Айла настояла на своем. И вот тут и родители, и преподаватели поняли, что имеют дело с целеустремленным человеком, готовым всю себя отдать гитаре и трудиться часами, а еще через некоторое время — что Айла не только целеустремленный и трудолюбивый человек, но еще и талантливый.

Девочка стала дипломантом фестивалей молодых гитаристов в Мадриде и Барселоне, дипломантом фестиваля молодых исполнителей фламенко в Севилье, победителем конкурса молодых гитаристов в Гранаде и Виго. В университете она не оставила гитару и продолжала совершенствовать мастерство и выступать на различных конкурсах и фестивалях. Стала дипломантом фестивалей фламенко в Сарагосе и Малаге.

И тут в ее судьбе случился неожиданный поворот: в одном из ночных клубов Барселоны Айла случайно услышала выступление исполнителя авторских песен из России. И была покорена совершенно новым миром — миром авторской песни. Нельзя сказать, чтобы она до того дня не знала о существовании такого жанра, особенно при наличии Интернета, но авторская песня и она, по ее словам, существовали как бы в параллельных мирах.

Но вмешался случай, и молодая азербайджанка, родившаяся в Испании и воспитанная на музыкальной культуре этой страны, влюбилась в авторскую песню.

— Давайте начнем с самого начала. Почему вас, левшу, не горели желанием принимать в музыкальную школу по классу гитары?

— Потому что это чревато огромными сложностями. Нужна гитара для левшей — а она кардинально отличается от обычных гитар. Но, допустим, мне ее достали. Кто будет меня учить? Все преподаватели — правши, вся аппликатура — для правшей, с нотами тоже проблема. Но, допустим, я переписала табулатуры вручную, и они стали зеркальными, но как праворукий преподаватель на своем примере покажет мне правильную постановку пальцев? Через зеркало мне на него смотреть?! (Смеется.)

— И как же вы вышли из положения?

— Сначала меня пытались учить на обычной гитаре — для правшей. Убеждали меня, что мне судьба подарила уникальный шанс — стать виртуозом игры на гитаре, ведь наиболее филигранную работу у гитаристов делает именно левая рука. Иными словами, вся сложнейшая техника игры на гитаре основана именно на работе левой руки! Она должна быть гибкой, быстрой, сильной… Правая — что? Просто перебирает струны, и все…

Однако когда я взяла в руки гитару обычным образом, моя ведущая левая рука стала просто деревянной — пальцы не хотели вставать даже в самую простую позицию. А правая вообще не знала, что ей делать. (Смеется.) Руки сами переворачивали гитару. Я напоминала преподавателю про Пола Маккартни, про Джимми Хендрикса — они ведь левши. Но преподаватели решили научить меня играть все-таки на праворукой гитаре.

Мучились со мной долго, месяца два. Я плакала и уже хотела вообще отказаться от этой затеи и вернуться к нелюбимому фортепиано, где мои пальцы вообще не «задумывались», на какой они руке — левой или правой. И тут мои родители — за что я им бесконечно благодарна — сказали, что хватит рыдать и страдать, и начали изучать вопрос.

Они не стали искать мастера, чтобы переделывать мне праворукую гитару, и решили купить гитару-«левшу». Но выбор таких гитар мал, и они в обычных магазинах, как правило, не очень качественные. А родители с самого начала решили, что учиться я — если уж так хочу! — должна сразу на хорошей гитаре. И заказали мне такую гитару. Ждать пришлось долго, но я дождалась.

— Давайте теперь перейдем к авторской песне. Вы помните имя того барда, благодаря которому узнали для себя новый жанр?

— Это был исполнитель, он пел чужие песни. К сожалению, не помню. Может, его имя и называлось, но мы с подружками пришли не к самому началу. Я подозреваю, что это было какое-то частное выступление.

Это был ночной клуб, в котором очень часто собираются русская диаспора и туристы. Не сказать, чтобы я постоянно ходила в такие места, где собираются русскоязычные, но иногда бывает. Этот вечер стал судьбоносным! Я открыла для себя совсем другой мир! Я и до этого, конечно, слушала русскую эстраду, русские романсы, знала, кто такой Высоцкий, Окуджава, но одно дело — Интернет, а другое — услышать потрясающие песни вживую! Увидеть его горящие глаза, когда он пел эти бесподобные песни! Публика слушала, затаив дыхание. Мужчина, кстати, довольно молодой, перед каждой песней называл автора. Поэтому я знаю, что пел он тогда Владимира Высоцкого, Вадима Егорова, Юлия Кима, Александра Городницкого, Юрия Визбора, Булата Окуджаву, т.е. классический репертуар.

Это было накануне 8 мая, поэтому было много военных песен. Помню, как поразили меня «Облака» Егорова, военные песни Окуджавы и Высоцкого. У нас в семье культ 8 мая. Хотя 9 Мая мы тоже отмечаем — по традиции, родители ведь из Советского Союза уехали, а там этот праздник отмечается 9-го числа. Оба моих прадедушки погибли на войне, а еще один родственник со стороны мамы — в Испании, кстати, в 1939-м. Все трое ушли на фронт добровольцами. Были еще родственники, которые воевали, но, к счастью, остались живы. Поэтому все, что связано с войной, у нас в семье свято.

Я, конечно, слушала советские песни о войне. Но тема войны в авторской песне — это что-то необыкновенное! Я не знаю, как бардам удается найти такие простые, но такие проникновенные слова! Никакого пафоса, никакой плакатности, никакой напыщенности, а сколько чувства… Словно они сами все это видели и испытали. После того концерта я пересмотрела фильм «Белорусский вокзал» с песнями Окуджавы. И совершенно по-другому его поняла. Спасибо Окуджаве!

Среди моих сверстников и вообще друзей и знакомых не было тогда людей, которые интересовались бы русскоязычной авторской песней. Хотя вообще в Испании барды есть. Поют, естественно, на испанском. Ну, не в том виде барды, как в России и вообще на русскоязычном пространстве, но тоже очень интересные. Педро Герра, например, Хоакин Сабина, Хавьер Крае (умер года два назад), Пако Ибаньес, Роса Сарагоса. Это отдельный пласт культуры, поэтической в том числе. Ну, и с музыкальной стороны они почти все — прекрасные профессионалы.

Я слушала их и раньше, особенно Росу Сарагосу, меня очень привлекали ее сефардские песни, вообще она редкая умница, но русскоязычные барды для меня — это откровение. Знаете, я даже на родителей, можно сказать, наехала: как они могли не познакомить меня раньше с такой вещью, как авторская песня?! Но наехала больше в шутку, конечно: они воспитаны на другой музыкальной культуре, в основном мугамной. Хоть и русскоязычные.

Вот с мугамом они меня познакомили, и я была потрясена. Но сказать, что я им заболела, не смогу. Все-таки испанская музыкальная культура, в которой я росла, она совсем другая. Я умирала и сейчас умираю от фламенко, для меня это самая лучшая музыка на свете!

— Почему вы решили изучать психологию, а не получить высшее музыкальное образование? И почему захотели выучить азербайджанский?

— Ну, во-первых, я - азербайджанка. Нужно знать хотя бы азы языка своего народа. Пусть они и не нужны тебе в повседневной жизни… Что касается образования, то я хотела быть именно психологом. Сценическая карьера меня не привлекает — я хотела научиться играть для себя, а преподавательская… Я левша! Учить правшей я не смогу, а левшей очень мало. Стать гитарным педагогом для левшей — обречь себя на полуголодное существование. Либо нужно было стать каким-то невероятно талантливым педагогом, чтобы к тебе со всей страны ездили… Но я не ставила никогда себе такой задачи, да и тяги у меня к преподаванию нет, хотя советы в случае чего дать могу. И за ними, кстати, несколько раз обращались. А музыку можно любить и без высшего музыкального образования. Что я и делаю!

— Кстати, кто из бардов вам больше всего нравится как мелодист?

— Мне нравятся многие, но выделить хочется Вадима Егорова и Виктора Берковского. Они настоящие композиторы! Т.е. они не просто пишут музыкальное сопровождение к стихам, но именно Музыку. Как человек, с детства тонко чувствующий музыку, я это очень хорошо понимаю.

— В бардовской среде не утихают споры на тему того, что в авторской песне важны в первую очередь стихи, а музыка в ней вторична. Как считаете вы — человек, можно сказать, со свежим взглядом?

— Я считаю, что членить авторскую песню на стихи и музыку нельзя! Это синтез. Как и любое другое искусство, например, искусство эстрады или джаз с вокальным исполнением. И если есть синтез, то обе его составляющие должны быть на высшем уровне — только в этом случае получится настоящее произведение искусства. Я не понимаю, почему такие споры не идут в области, например, романса. В романсе тоже есть тексты, но почему-то никто не говорит, что вот давайте сосредоточимся на поэзии, а музыка — это уж как получится. Стихи лучше дойдут до слушателя, если будут сопровождаться гармонирующей с ними мелодией. Кстати, именно мелодия чаще всего позволяет лучше запомнить стихи песни — авторской или эстрадной. Так что зачем выяснять, что важнее и главнее, не понимаю! Все важно!

Знаете, мне априори нравятся все бакинские барды — уже за одно то, что они бакинские. Я очень люблю Баку, была на родине своих родителей два раза, правда, давно, еще когда училась в старших классах. Жалею, что тогда ничего не знала о бакинских бардах, иначе обязательно посетила бы их концерты. Каждый из них хорош по-своему.

Возьмем, к примеру, Владимира Оксиковского. Правда, он в Баку не живет, но, тем не менее, он из Баку. Прекрасный мелодист с очень глубокими мудрейшими стихами, ни на что не похожими. Президент клуба Джавид Имамвердиев — влюбленный в Баку и авторскую песню человек с очень тонкими, философскими, проникнутыми ностальгией стихами, несложными, но прекрасно запоминающимися мелодиями. Он словно не из этой эпохи, не знаю, как это объяснить…

Про Виталия Игольникова можно сказать, что его песни — это классические бардовские песни, очень теплые, какие-то настоящие, т.е. его можно назвать самым классическим из всего клуба бардом. Самый нетипичный — это Самир Раджабов. Это новатор, у которого бардовская песня идет на грани с роком, с балладами. Прекрасный поэт, очень остро чувствующий действительность. Прекрасный гитарист. Еще в клубе есть один «испанец» — Эльхан Челябиев. Вы спросите: почему испанец? Я слышала его исполнение испанских и латинских мелодий, мне это было очень по сердцу. Великолепная техника владения гитарой, а если учесть, что он не профессионал, то вдвойне великолепная.

Остальные тоже крайне интересны, у каждого свое лицо, нет ни одного похожего друг на друга. Этим мне и нравится бакинский клуб — своим разнообразием, многоликостью. Очень хочу со всеми познакомиться лично! Надеюсь, это когда-нибудь произойдет.

— И тогда вы споете им свои песни?

— У меня нет своих песен! Я пою чужие, потому что не пишу стихи и никогда не писала. Я не умею. (Грустно улыбается.) Я просто неплохой гитарист и немного сочиняю музыку. Возможно, я когда-нибудь напишу песни на чьи-нибудь стихи. Но, честно говоря, я мечтаю не об этом. Я мечтаю найти по всей Испании всех, кому интересна русскоязычная авторская песня, и создать клуб. Я думаю, что я ведь не одна такая! Наверняка есть и авторы, которые пишут стихи и музыку. И я уже кое-что сделала в этом направлении.





Loading...