:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Нефтяной импорт тоже растет

Font

Говоря о тенденциях развития, правительство Азербайджана постоянно отмечает, что необходимо развивать ненефтяной сектор, так как с нефтяным у нас и так все в порядке. Но так ли это? Действительно ли полностью себя обеспечиваем всеми продуктами нефтяного сектора? Стоит понимать, что доля обеспечения нефтяными продуктами нашей страны также падает. Если в 2015 году мы импортировали различных нефтяных продуктов на сумму в 144 млн. долларов, и это составило всего лишь 1% от экспорта нефти и нефтепродуктов (согласно данным Государственного таможенного комитета к нефтянке относятся товары, относящиеся к подгруппам 2709-2715), то уже по итогам 2016 года данный показатель увеличился до 267 млн. долларов. Это уже составляло 3,3% от совокупного экспорта нефти и нефтепродуктов из Азербайджана.
Принимая во внимание вышеуказанные цифры, мы решили разобраться, а что может понадобиться нефтяной стране. Тем более что нефтепродукты мы импортируем из различных стран - от Австралии до Литвы.
Одним из факторов роста импорта нефтяной продукции в 2016 году стал импорт сырой нефти из Казахстана и России. Так, за первое полугодие 2016 года нами было импортировано 109,2 тыс. тонн сырой нефти на сумму в 21,4 млн. долларов. Обычно Азербайджан выступает в качестве страны-транзита для казахстанской нефти. Зачем в этот раз понадобилось импортировать казахстанскую нефть, – немного непонятно. Тем более непонятно, зачем нам понадобилась российская нефть. В 2017 году импорт продолжился и по итогам первого полугодия мы получили 23,9 тыс. тонн нефти из Казахстана, что конечно более чем в 4 раза меньше показателя 2016 года. Но в любом случае неясно, зачем стране занятой экспортом нефти еще и покупать эту нефть у соседей. Так как транзит обычно не указывается в качестве импорта. В таком качестве может указываться лишь та нефть, которая подвергается переработке на нашей территории. Это также является сомнительным, ввиду того, чтобы Азербайджан даже свою нефть особо не перерабатывает, не говоря уже об импортной.
Но значительную часть в импорте нефтяной продукции составляет импорт различных нефтепродуктов. В этой сфере у нас уже давно проблемы. Несмотря на то, что мы чуть ли не первая страна в истории, которая начала промышленную добычу нефти, мы до сих пор не в состоянии производить все необходимые нефтепродукты. К примеру, по итогам первого полугодия 2017 года, мы увеличили импорт бензина с 15,5 до 23,5 тысяч тонн (с октановым числом выше 95), керосинового топлива с 6,2 до 27 тысяч тонн (при этом если бензин мы частично еще и экспортируем, то тут только импорт), смазочных масел с 11 до 15 тысяч тонн. Небольшое сокращение есть лишь по жидкому топливу для переработки и химических реакций (со 159,8 до 122 тысяч тонн). При этом по большинству подвидов и видов указанных нефтепродуктов, мы либо вовсе ничего не экспортируем, либо производство в стране равно его импорту (смазочные масла и т.д.). Иными словами, мы оказываемся, зависимы от импорта в различных категориях нефтепродуктов. Правда, SOCAR обещает решить данную проблему, отремонтировав НПЗ и нарастив производство нефтепродуктов в стране, но пока все это является планами и прогнозами, а не реальной ситуацией. Кстати интересно, что среди стран-поставщиков бензина можно выделить Болгарию, Румынию в 2017 году и Венгрию в 2016 году. Интересно, в чем мы уступаем этим странам, что не можем произвести бензин с октановым числом выше 95? По всем другим нефтепродуктам импорт приходится на Туркменистан, Казахстан и Россию. Вероятно, тут дело в характеристиках самой нефти, но как-то странно, когда одна нефтяная страна импортирует нефтепродукты у другой нефтяной страны, которая при этом обычно уступает первой по развитию технологий.
Удивительно, но по природному газу у нас растет не только экспорт, но и импорт. Так, в первом полугодии текущего года импорт природного газа по сравнению с тем же периодом прошлого года возрос в 4 раза. Интересно, что в 2016 году мы импортировали его из Казахстана, а вот в 2017 году полностью из Ирана. Если раньше мы импортировали газ лишь для Нахчыванской АР, взамен экспортируя газ в северные районы Ирана, то теперь SOCAR закупает у Ирана газ для закачки в собственные газохранилища. Видимо собственного природного газа не хватает. При этом работает довольно странный механизм – стремится максимально увеличить экспорт природного газа и получить дополнительные валютные поступления, при этом вынуждая заполнять свои газовые хранилища импортным газом. При такой схеме возникает лишь один вопрос – зачем? Ведь в таком случае полученные поступления придется тратить. Даже если иранский газ дешевле – это еще не основание для его импорта. Вообще с экспортом природного газа у нас творится невообразимое.
Наряду с вышеуказанными нефтепродуктами, мы также импортируем пропан, парафин, асфальт, различные битумные смеси и многое другое. По многим из этих продуктов мы либо не обеспечиваем себя, либо обеспечиваем частично.
Тем временем импорт нефтяной продукции в первом полугодии 2017 года согласно официальным данным составил 167 млн. долларов, что уже равно 3,7% от экспорта данных видов продукции. Принимая во внимание падение экспорта нефти и повышение цены на нефть и нефтепродукты, можно предположить, что к концу этого года данный показатель может дойти до 4-5% и так постепенно у нас будет расти нефтяной импорт. Он уже составляет 5% от совокупного импорта. При этом тут не учитываются многие другие продукты нефтепереработки, отнесенные к химической промышленности.
Т.МАШАЛЛЫ





Loading...