:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Тренды нашего производства: Еда, спальня и стройка

Font

Текущая неделя запомнилась можно сказать рекордными значениями цены за баррель нефти. Так, в ходе торгов во вторник, цена на нефть марки Brent впервые с июля 2015 года превысила отметку в 61 доллар за баррель. Многие специалисты связывают это с ожиданиями по поводу продления сделки ОПЕК и другие крупных нефтедобывающих государств (в том числе Азербайджана) по сокращению добычи. В целом, ОПЕК+ сообщает, что планы по сокращению добычи нефти были выполнены на 116% (то есть более чем надо). В итоге цена на нефть и стала повышаться.
В плане повышения цены на нефть выиграл и Азербайджан. Так, на прошедшей неделе средняя цена на нефть сорта Azeri Light CIF составила 59,39 долларов за баррель. В целом, средняя цена на нашу нефть в октябре составила 57,91 доллара за баррель, что выше показателя октября прошлого года равного 51,35 долларов на 12%. В связи с ростом цены на нефть, растут также цены и на нефтепродукты. Практически все нефтепродукты, экспортируемые Азербайджаном, выросли в цене от 4-9 до 40%, что, по сути, должно было принести пользу страну и дополнительную выручку. Но не тут-то было. В целом, добыча нефти в Азербайджане упала на 8% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Наряду с этим, сократилась и добыча природного газа, примерно на 5%. Иными словами, наш выигрыш в плане экспорта составил лишь 4%, так как и возможные объемы сократились. К примеру, экспорт через порт Супса сократился на 5%, а через порт Джейхан незначительно - на 0,3%. В то же время через Новороссийск наш экспорт вырос сразу на 27%. С другой стороны, за редким исключением (бутилен бутадиен, изопропиловый спирт), экспорт различных нефтепродуктов довольно сильно просел. К примеру, в дизеле падение составило 24%, а по авиационному топливу вовсе 75%. А по некоторым падение и того больше, превысило 90%. При этом те же самые цены на дизель выросли лишь на 12%, а авиационное топливо на 15%. Иными словами повышение цен никак не компенсировало падение экспорта. При этом стоит учесть, что мы неоднократно вынуждены были ввозить также бензин. К примеру, за первое полугодие текущего года мы импортировали бензина примерно на 15,5 млн. долларов, а экспорт авиационного топлива составил 16 млн. долларов. Иными словами, заработанное от продажи одного нефтепродукта, мы вынуждены были потратить на импорт других нефтепродуктов.
А что же с производством иной продукции? Ведь согласно уверениям правительства, мы стремимся нарастить ненефтяное производство и обеспечить независимость страны от нефти. Но и тут дела идут не самым лучшим образом. В настоящее время рост по большей части фиксируется в сфере производства строительных материалов и пищевой продукции. А это такие сферы, которые не приносят значительной добавленной стоимости и потребляются практически сразу. Если строительство замедлится, то и производство стройматериалов приостановится. А потребление пищевой продукции зависит от доходов населения. Традиционные виды производства – консервы, колбаса и другие – не приносят значительной прибыли и дивидендов самому государству. Конечно же позитивным является то, что в некоторых сферах мы постепенно избавляемся от импорта, но в данном случае импорт просто меняет направление. Ввиду того, что в нашей стране нет особого желания построить какие-либо цепочки, то мы вынуждены импортировать в одном случае сырье, в другом случае полуфабрикат или уже готовый продукт. В той или иной степени практически повсеместно зависимость от импорта остается на высоком уровне. К примеру, яйца может и получены от местных куриц, но эти курицы выращены из инкубационных яиц, привезенных из других стран. А если учесть, что эти курицы также получают импортный корм и лекарства, то соответственно роль импорта будет многократно выше местной продукции. Так и по всем направлениям.
С другой стороны позитивные тенденции в местном производстве ограничиваются лишь вышеуказанными сферами. К ним разве что можно добавить текстильное производство, где производство хлопковолокна увеличилось в 4 раза, а хлопковых тканей почти в 9 раз. Но в то же время производство готовой продукции из этих тканей (к примеру, постельное белье и т.д.) сократилось более чем в 2 раза. Иными словами, в данном случае было отдано преимущество экспорту, а не местной обработке и производству собственной продукции. Конечно, экспорт приносит валюту, которая так необходима в сложившихся условиях, но, тем не менее, важной стороной является обеспечение внутреннего рынка. А тут у нас наблюдается либо падение, либо отсутствие производства в таких сферах как производство нижнего белья, носков и т.д. Другими словами, хотя мы вроде и наращиваем производство хлопка, но толку от этого населению нет. А в тех сферах, где вроде есть высокая добавленная стоимость, у нас наблюдается полнейший застой. К примеру, за 9 месяцев с начала года мы произвели лишь 6 грузовиков и 30 легковых автомобилей. За тот же период прошлого года, производство составило 386 и 141, соответственно. Зато растет производство мебели. Хотя там тоже пока все исчисляется штуками, но производство растет высокими темпами (в 4 раза увеличилось производство мебели для спален). При этом стоит понимать, что в данном случае сырье полностью импортное.
Таким образом, хотя цены на нефть на мировом рынке и растут, толку Азербайджану от этого практически нет. Радоваться по данному поводу могут представители SOCAR и то в том случае если они заинтересованы превратить компанию в простого поставщика сырья, так как даже экспортов нефтепродуктов, которые приносят куда больше эффекта в развитие экономики, у нас сокращается. А в остальном мы живем сегодняшним днем – больше производим еды, стройматериалов и мебели для спален, а от технологий мы все дальше и дальше отдаляемся.

Т.Машаллы





Loading...