:
RU   AZ
  • Font size:
  • Decrease
  • Reset
  • Increase

Как победить коррупционную гидру?

Font

Когда коррупция становится системной, то и борьба с ней должна вестись соответствующим образом, то бишь по всем фронтам, исключая при этом возникновение каких-либо запретных зон в этой схватке. Лишь в этом случае в целом можно будет снизить уровень коррупции. У нас же в большинстве своем апеллируют лишь цифрами, нежели реальной отдачей в противодействии коррупции.

В Азербайджане в 2017 году в суды уже направлено 155 уголовных дел в отношении 215 должностных лиц, сказал журналистам начальник Главного управления по борьбе с коррупцией при генеральном прокуроре Кямран Алиев.

К.Алиев отметил, что в настоящее время в производстве находится 118 уголовных дел.

По словам начальника Главного управления, возросло число жалоб и обращений граждан в правоохранительные органы по поводу деятельности банковского сектора страны. «Ведется следствие по уголовным делам в отношении должностных лиц в жилищно-строительном секторе, а также в банках и небанковских кредитных организациях», - заявил К.Алиев.

Хотелось бы, чтобы при подобных отчетах Генпрокуратура указывала на иерархическую составляющую этих должностных лиц. Несомненно, что заводить дела по антикоррупционным разоблачениям в низшем государственном звене - дело необходимое. Однако в долгосрочной перспективе это ничего хорошего не сулит. То есть от этого коррупции меньше не станет. Поэтому и хочется узнать, насколько высоко достают щупальца антикоррупционных структур, поскольку без борьбы с коррупцией в министерствах, ведомствах, крупных предприятиях и других сферах госуправления эта борьба будет считаться половинчатой, а значит – безрезультативной. Если быть точнее, то ве это можно, скорее, назвать борьбой со взятками, нежели с коррупцией. В этом смысле давно существует некая подмена понятий. И то, и другое пытаются свести к одному, но любой юрист скажет, что коррупция и взятка - это, по сути, разные преступления.

Не раз касаясь темы коррупции, «НВ» отмечало, что при отчетах антикоррупционных структур акцент делается в сторону борьбы со взятками. По той постой причине, что аресты и задержания идут в системе образования, медицины, муниципалитетов и низшем звене исполнительных органов. Невзирая на то, что аресты взяточников приветствуются, тем не менее на общую картину в борьбе с коррупцией это не влияет.

Справедливости ради еще раз отметим, что служба «АСАН» весьма эффективно проявила себя в борьбе со взятками и вымогательством, а также коррупцией на бытовом уровне. В этой связи нельзя не заметить, что взяточничества в госучреждениях стало куда меньше. Но коррупционную гидру можно победить исключительно борьбой с коррупцией. А она формируется все-таки не в больницах, школах или муниципалитетах и даже не в банковской сфере, о которой упомянуто в отчете Главного управления по борьбе коррупцией при генпрокуроре. Этой структуре лучше, чем кому-либо известны самые коррупционные сферы деятельности. Или, как говорят в народе, там, где воруют миллионы, а то и миллиарды. Но, к сожалению, нужно отметить очень низкую активность антикоррупционных структур в этом направлении.

После разоблачения коррупции, воровства и хищений госсредств в МНБ, Минсвязи и Международном банке Азербайджана общество задалось вопросом: как подобное могло происходить на протяжении более десятка лет? Ведь в то время, как и сейчас, Главное управление по борьбе с коррупцией отчитывалось об успешно проведенной работе. Почему в этих сферах так долго творилось беззаконие? Куда смотрели органы, осуществляющие контроль над использованием государственных средств? А может быть, эти сферы до поры до времени входили в те самые запретные зоны? Не исключено, что и сейчас подобное может иметь место. Не зря же общественность призывает усилить контроль над нецелевым использованием финансовых средств во всех сферах госуправления.

Потенциальное поле деятельности для антикоррупционных служб очень широкое. У нас где ни копни, везде коррупция. К примеру, тендеры на разного рода проекты проходят не только формально, но и с нарушениями законодательства. Как правило, победителями этих тендеров оказываются фирмы и компании, приближенные к высокопоставленным чиновникам. Через коррупционные механизмы тут отмываются десятки миллионов манатов. Экс-руководство Минсвязи, как помнится, с помощью подобных тендеров увело из госбюджета в общей сложности сотни миллионов. Но изменился ли сейчас подход к проведению этих тендеров?

Граждане ждут громких антикоррупционных разоблачений. А то, что в Азербайджане имеет место коррупция в крупных размерах, никто не сомневается. Роскошь, которой кичатся чиновники и их отпрыски, тому прямое свидетельство. На чиновничью зарплату (путь даже она в десятки раз выше зарплат бюджетников по стране) всего этого не приобретешь. Другими словами, антикоррупционные структуры не должны ждать отмашки для того, чтобы заняться, как бы раньше сказали, нетрудовыми доходами коррупционеров из числа высокопоставленных сановников. Иначе зачем вся эта статистика и провозглашенная борьба с коррупцией?

А.ШАХВЕРДИЕВ





Loading...